29.01.2022

Муж в подарок, неприятности прилагаются

Глава 8

Сегодня вечером должен состояться семейный ужин, а завтра поутру свекровь покинет наше поместье. Ее сиятельство леди Камилла вместо обещанной недели задержалась у нас почти на две, но я не хотела, чтобы она уезжала. Я боялась завтрашнего дня, боялась, что исчезнет причина, по которой я все еще могу находиться в покоях мужа. Нейтан, казалось, избегал меня. Уже второй день он спешил на работу, позабыв о завтраке, а возвращался лишь к ужину. Наши ночи были наполнены страстью, но говорили только наши тела – губы молчали.

– Эмма, ты какой будешь чай?

В руках у Милли был крохотный чайничек, а на подстилке стояли такие же маленькие кружки с блюдцами. Рядом со мной сидела фарфоровая куколка, которую подарил Адам, а рядом с дочкой – недавно купленная мягкая игрушка.

– Земляничный, пожалуйста.

Я улыбнулась малышке, наблюдая, как она понарошку наливает всем чай. Старательно, не спеша, едва прикасаясь к стенке чашки носиком заварника, Милли разливала угощение. Моя маленькая леди. Когда–то и мы с сестрами так играли. Вспомнив беззаботное время, я улыбнулась шире.

– Вот так.

Улыбаясь, Милли отставила заварник и поправила кукле платьице.

– Не правда ли, чудесная погода нынче? – Милое личико было серьезным и сосредоточенным. Я, подавив смешок, ответила как можно чопорнее:

– Вы правы, юная леди. Погода и правда на диво хороша. Столь теплые деньки будто нарочно созданы для пикников.

– О Эмма, я так рада, что мы устроили пикник! – воскликнула малышка, позабыв о своей роли. Мне тоже не хотелось играть, следуя правилам этикета.

– Смотри, на цветок села бабочка.

Чудесная пестрая красавица сидела на васильке и хлопала своими крылышками. На лице у дочки легко читалось восхищение. Детское, такое искреннее восхищение обычной бабочкой.

– Она настоящая красавица, – прошептала Милли, боясь, что спугнет бабочку.

– Настоящая красавица – это ты. – Я не удержалась и погладила ее по кудрям.

– Мисс Фросс говорит, что я стану очень красивой, когда подрасту, и папа потеряет покой, оберегая меня. А мистер Фросс говорит, что папе нужно скорее обзавестись сыновьями, тогда они смогут спать по очереди.

– Уверена, папа сможет защитить тебя и без братьев.

– Но тогда он не сможет спать и будет сильно уставать, – нахмурилась Милли. – Ты не хочешь подарить мне братика?

– Милли, все не так просто, как кажется. Понимаешь…

Я не успела объясниться, как в глазах малышки появились слезы.

– Бабушка была права, ты не любишь папу и не хочешь сделать его счастливым. Ты хочешь только уехать от нас в академию! – зло воскликнула девочка, глядя на меня своими печальными глазками. Хотя злости в них не было, скорее, обида и непонимание. Обняв дочку, я поцеловала ее в макушку. Как же мне хотелось ее утешить, сказать, что я подарю ей и братика, и сестричку, но я не хотела лгать. Я не знала, что ждет меня и как долго продлится наш брак с Нейтаном. Захочет ли он от меня ребенка, или тот станет для него обузой?

– Милли, конечно, я люблю вас: и тебя, и папу, – искренне заверила я дочку, – и очень хочу, чтобы все мы были счастливы.

Ни слова лжи, это была моя правда. Страшная правда, от которой сжималось сердце.

– Правда? – В глазах Милли появилась надежда, а на губах робкая улыбка. – И ты не уедешь в академию? Не бросишь нас?

Самые страшные вопросы, и я не могу смолчать или обмануть, иначе Милли больше никогда не будет мне доверять.

– Милли, моя учеба в академии не помешает мне любить тебя и папу. Обещаю.

Милли кивнула, принимая мое обещание, и обняла меня. Эти объятия дарили мне силу и веру. Ради Милли, ради самой себя мне нужно влюбить в себя Нейтана. Что бы ни было в прошлом, я смогу сделать его счастливым. Всех нас. Даже леди Камиллу. Теперь и я хотела ребенка от мужа.

– Леди Вайлет, куда же вы упали? – Смеясь, Милли поправила лилового леопарда и погладила его по спинке.

– Красивое имя, – заметила я, глядя на игрушку. На миг мне показалось, что она слегка прищурила глаза. Наверно, это всего лишь отблеск солнца.

Дочка поднесла чашечку к губам куклы, я же последовала ее примеру, продолжая игру. Дети так быстро отвлекаются. Хотела бы и я так же быстро выкинуть из головы наш разговор.

Эти бесконечные беседы о ребенке, которые были излюбленной темой свекрови, повлияли на Милли. Все думали, что она еще слишком мала и не понимает сути происходящего, но они ошиблись. Девочка все подмечала и делала свои детские, наивные выводы. Завтра эти разговоры о наследнике рода Флеминг прекратятся: леди Камилла вернется в столицу ко двору Императора, а я попрошу Марту приструнить прислугу. Больше никто не станет тревожить мою малышку пустой болтовней. Немного успокоив мысли, я играючи сделала глоток чая.

– Что за чудный напиток! Обожаю земляничный чай.

– А я люблю земляничное варенье, – словно делясь секретом, прошептала Милли, чуть придвинувшись ко мне.

Мне захотелось поделиться с Милли небольшой тайной:

– В детстве мы с сестрами забирали с кухни большую банку варенья и ночью, сидя на кровати, ели его по очереди, потому что забывали взять несколько ложек.

Милли засмеялась.

– Леди себя так не ведут.

– Моя матушка именно так и говорила, находя поутру пустую банку под кроватью и нас, полностью перепачканных в любимом лакомстве.

Смех Милли звенел колокольчиком.

– Близится время ужина. Нам следует поспешить домой, – заметила свекровь.

До этой секунды я думала, что она дремлет, сидя в кресле, но, видно, я ошибалась. Мои щеки покраснели, надеюсь, она не слышала моих обещаний.

– Хорошо, бабушка. – Милли начала собирать в плетеную корзинку игрушки и набор для чаепития. Я же чувствовала на себе пристальный взгляд свекрови. Иногда мне казалось, что она видит меня насквозь, а наше сближение с мужем – это ее рук дело. Я ощущала себя марионеткой в опытных руках кукловода. Наверно, у меня слишком разыгралась фантазия. Бросив взгляд на свекровь, я заметила на ее губах мягкую, добрую улыбку.

«Все–таки услышала», – поняла я.

Нейтан

Выглядывая из–за широкого валуна, я всматривался вглубь пещеры. Возле древней статуи Карда подле жертвенного алтаря стояли маги в темных накидках. Девять последователей и их жрец. Те, что отняли так много жизней! Я сжал кулаки, вспоминая каждую их жертву. Они заслуживают смерти, но голос разума твердил о необходимости добыть информацию. Десять магов – вряд ли это весь культ, а нам необходимо найти каждого.

Призвав все свое хладнокровие, я рассматривал каждую фигуру в балахоне. Жрец начал возносить молитвы, начиная ритуал жертвоприношения. Медлить больше нельзя. Повернув голову в сторону, я увидел мистера Фрайя. Он и трое его помощников уже заняли свои позиции и ждали лишь знака. Глава тайного сыска граф Рейдан Болфор, который два дня назад обнаружил информацию о сегодняшнем ритуале, смотрел на меня, стиснув зубы. Он жаждал расправы над культом, и то, что операцией руководил я, ужасно злило графа. Да, он и не скрывал этого.

К голосу жреца присоединились голоса остальных, они входили в транс. Вот и самый удобный момент. Подав знак магу воздуха, чтобы он уплотнил атмосферу в пещере, дабы вывести из строя телепорты, я еще раз огляделся. Все последователи культа стояли возле алтаря, мои люди окружили их с трех сторон. Сбежать не удастся никому: либо смерть, либо плен.

Едва маг закончил читать заклинание, Рейдан выпрыгнул из укрытия, и его огненная плеть ударила жреца. Тот упал на землю, на его защиту тут же встал маг. Взмахом руки он начал поднимать пласт земли, загораживая нападающих. Однако с двух других сторон уже заходили мы. Водяная капсула, поглотившая жреца, заставила того прервать заклинание, а мага земли – отвлечься. Секундная заминка оказалась переломной – граф Болфор со своей группой преодолел препятствие, и теперь все последователи культа оказались окружены. Бежать было некуда. Со всех сторон послышалось дребезжание. Это крысы Карда пытались открыть телепорты, разбивая капсулы переноса, но наш маг воздуха постарался на славу. Плетения рвались из–за повышенной плотности атмосферы. Уловка, о которой знали немногие, иначе артефакторы смогли бы исправить этот недостаток.

Удивленные, сбитые с толку – эта кучка преступников не знала, что делать. В бой вступили лишь пять магов, другие не успели опомниться, как их взяли в плен. Однако и остальные не оказали должного сопротивления. Мы справились с ними быстро. Даже слишком быстро. Жрец бултыхался в огромной капле, что–то выкрикивая, и этим лишь уменьшал количество кислорода.

– Так и утонуть можно, – покачал головой маг воды и увеличил пузырь. Наши ребята засмеялись. Майк уже возвращал воздух в нормальное состояние, чтобы телепортировать преступников в тюрьму. Там им самое место!

– Нейтан! – Встревоженный голос друга меня насторожил, и я поспешил к алтарю. Мистер Фрай склонился у алтаря, развязывая жертву.

Хрупкая фигура девушки и ее лицо… Не может быть!

– Лиззи, – прошептал я, убирая прядь шоколадных волос с бледного лица. Глаза девушки были широко открыты, но взгляд был одурманенным. Она не узнавала меня, но мне не нужны были подтверждения. Передо мной была Элизабет, моя жена. Бывшая жена, подарившая мне дочь и разбившая мое сердце вдребезги. Закутав полуголую девушку в свой плащ, я подхватил ее на руки. Она была легкая, словно пушинка, и такая хрупкая, нежная, совершенно беззащитная, что, забывшись, я сжал ее в объятиях.

Некогда любимый аромат лилии кружил голову, но я продолжал держать на руках Лиззи, до сих пор не веря в происходящее. Когда–то любимая женщина, которая подарила мне самую большую боль и самое большое счастье, теперь была лишь тенью прошлого. Притягательного, страстного, безумного прошлого. Я помнил тот омут, то всепоглощающее желание любить, оберегать и дарить счастье. Стиснув зубы, чтобы не выругаться вслух, я активировал телепорт и перенесся к целителям.

***

Атмосфера за столом была непринужденной. Адам развлекал всех забавными историями об академии и ее адептах. Я смеялась, и мое сердце трепетало в предвкушении. Неужели я тоже войду в историю с каким–нибудь неудавшимся экспериментом? Или, возможно, своими глазами увижу розыгрыши старшекурсников? Всего неделя – и я испытаю себя на первом экзамене.

– Эмилия, волнуетесь перед поступлением?

Единственное, о чем я волновалась, – это о муже. Где же он? Сегодня семейный ужин, а он опять на работе. Значит, дело серьезное и наверняка связанное с культом Карда. Прошу тебя, Нирта, защити Нейтана!

– Немного, но я уверена в своих силах.

Работа с папой научила меня многому, да и книги раскрыли мне немало тайн. Артефакторика была моей страстью, и я не сомневалась, что профессия артефактора – мое призвание.

– Боевой настрой – это очень важно, многие теряются и не могут показать даже малую часть своих знаний. Постарайтесь сохранить уверенность в себе. Я тоже уверен в ваших силах. – Я не смогла скрыть своего удивления и выгнула бровь. Адам рассмеялся.

– Когда ваш отец принимал практику у первокурсников, то постоянно стыдил их, что вы выполняете их задания быстрее и лучше, хотя вы еще не адепт. Если не ошибаюсь, на тот момент вам едва исполнилось семнадцать.

– Я и не знала, что папа так говорил. – Следом за радостью от признания моих талантов пришел страх провала. Ведь тогда это будет уже не мой личный провал, но и отца.

– Не бойтесь, Эмма. Теперь вы графиня Флеминг, а не графиня Вельмонд, дочь талантливого артефактора Мэрвига Вельмонда, – словно прочитав мои мысли, подметил Адам. – Никто не поймет, что перед ним та самая Эмми–почемучка.

Услышав детское прозвище, я покраснела и опустила глаза.

– Эмма, вы так прекрасны, когда смущаетесь. – Мягкий тембр голоса придавал совсем другой оттенок комплименту. Он становился каким–то интимным, слишком близким. Если бы не знала, что Адам просто шутит, я бы обиделась на него за недостойное поведение.

– Адам, прекрати смущать невестку, – строго отозвалась графиня. – Боюсь, Нейтан разозлится на тебя.

Она, в отличие от нас, уже увидела, что Нейтан вошел в столовую. Услышав тяжелые шаги, я обернулась. Темные штаны, светлая рубашка и черный камзол – муж забежал в наши покои, перед тем как присоединиться к ужину. Я улыбнулась ему, желая обнять и узнать причину опоздания, но не решилась нарушить правила этикета.

– Матушка права, разозлюсь, – усмехнулся муж, но в его глазах не было злости, только лукавство.

Нейтан наклонился и поцеловал меня в губы. Легкое прикосновение, почти целомудренное, но у всех на виду – это было слишком вызывающе. Мои щеки пылали огнем.

– Привить вам хорошие манеры мне так и не удалось. Пора признаться себе в этом. – Тяжело вздохнув, графиня подхватила бокал вина и сделала большой глоток. – Прости меня, Эмма. – Леди Камилла грустно улыбнулась и добавила: – Думаю, ты и сама скоро поймешь, как тяжело воспитывать мальчишек.

– Всему свое время, матушка, – отозвался Нейтан, беря огонь на себя.

– Вот именно, сын! – укоризненно воскликнула графиня. – Время скоротечно, и его невозможно вернуть, как и упущенную возможность.

Нейтан грустно улыбнулся и занял свое место за столом. Удивительно, но он не перечил маме и не шутил. Он задумался. Его мысли витали где–то далеко, казалось, здесь присутствовало лишь тело.

Весь ужин муж был задумчив, не реагировал на шутки брата и тонкие намеки матери. Меня пугала эта отстраненность, его глаза снова становились холодными, а я вновь терялась в догадках.

Когда мы остались наедине в наших покоях, я с ужасом ждала разговора. Хмурый взгляд мужа, его молчаливость – все говорило мне, что сейчас мой мир рухнет. То счастье, которым я жила эти две недели, окажется иллюзией, и я останусь одна с разбитым сердцем. Так мне и надо! Я со злой обреченностью посмотрела на себя в отражении зеркала. Схватив расческу, я присела на кушетку и принялась расчесывать свои волосы перед сном. Нейтан молча сидел в кресле у камина и смотрел на меня. Я чувствовала его взгляд, но он не ласкал, казалось, он анализировал каждое мое движение, разбирал на части каждый жест. Я была словно на суде. Паника накатывала на меня, горло свел спазм, но я продолжала хранить молчание. Муж, фиктивный или нет (как же тяжело разобраться в этом), подошел ко мне. Его рука мягко, но уверенно перехватила мою. Вот и пришло время узнать приговор…

– Пошли спать, Эмма. – Я не верила тому, что слышала, но голос Нейтана был мягок и нежен. – Сегодня был слишком тяжелый день, – как–то устало сказал муж, кладя расческу на столик и поднимая меня с кушетки. – Мне так необходимо твое тепло.

Наши взгляды встретились, и я сама шагнула в его объятья. Мои губы прижались к его с таким отчаянием, что слезы брызнули из глаз. Это был сумасшедший поцелуй, я дарила себя, растворялась в муже, сливалась с ним и не могла остановиться. Отстраниться, отпустить, сделать шаг назад было невозможно.

«Я люблю! Я безумно люблю его!» – в моей голове билась только эта мысль, и я прижалась сильнее, боясь потерять такое необходимое счастье.

Мое счастье! Мой мужчина! Разве возможно полюбить так быстро и так отчаянно?

Описание книги «Муж в подарок, неприятности прилагаются»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.