29.01.2022

Муж в подарок, неприятности прилагаются

Глава 6

Закрывая глаза, я все еще думала о мисс Верон. Каково знать, что любимый тебя не любит, что его сердце отдано другой, и что ты с ним лишь по необходимости? Если я влюблюсь в Нейтана, то окажусь в такой же ситуации. Хоть я и не знала причин его развода с мамой Милли, но несложно догадаться, что он ее любил. А быть может, все еще любит. Может, поэтому ему и не нужна жена? Может быть, он надеется вернуть прежнею и из–за этого не хочет наших с ним детей? Мое сердце болезненно сжалось, а в горле будто застрял ком, не давая сделать глубокий вдох. Сдерживая слезы, я постаралась думать о чем–то хорошем. Хорошего в моей жизни было не очень много: Милли и академия. Поскольку первая причина счастья была плотно переплетена с Нейтаном, я заставила себя сосредоточиться на учебе.

Рисуя в фантазиях свое будущее, я представляла, как найду друзей, как стану одним из лучших артефакторов. Сегодня эти картины были какими–то лживыми, ненастоящими, искусственными. В них не хватало чего–то важного.

Входная дверь скрипнула, и Нейтан зашел в комнату, прерывая своим появлением все мои фантазии. Мне от него не скрыться, а от себя и подавно не убежать. Мой тяжелый вздох прорезал тишину, стоящую в комнате, заставив мужа замереть и взглянуть на кровать.

– Не спишь? – Его удивление было искренним, он явно не ожидал увидеть меня бодрствующей. Да и время уже за полночь, наверное, он ждал, пока я засну, а я даже не догадалась притвориться спящей. Подавив в себе порыв извиниться, я, натянув одеяло повыше, заверила Нейтана:

– Уже засыпаю. – Придвинувшись к краю, я зажмурила глаза, коря себя последними словами.

– Спокойной ночи. – Мягкий голос мужа прозвучал рядом, и я почувствовала, как перина просела под его весом.

– Спокойной ночи, – ровно ответила я, продолжая лежать спиной к Нейтану.

В комнате настала тишина. Всепоглощающая. Мое дыхание казалось раскатом грома. Я была напряжена и вслушивалась в каждый шорох, но Нейтан лежал беззвучно на своей стороне кровати. Кард бы его побрал! Его присутствие нервировало меня, я желала и не желала его прикосновений. Находиться с ним так близко и так далеко стало сущей пыткой, спасением от которой был лишь сон. Наверное, боги смилостивились надо мной, даря покой.

Проснувшись поутру, я обнаружила в кровати себя одну. Нейтана уже не было. Сбежал! Или тактично ушел, не желая меня смущать? Короткий стук – и в спальню почти влетела Марта. Поправив на ходу выбившийся локон, она поспешила ко мне.

– Эм, ты еще валяешься в кровати? – Укоризненный взгляд заставил меня почувствовать себя жутко виноватой. – Вставай! Приехал всадник, графиня Флеминг скоро прибудет. – Марта раскрывала тяжелые шторы, впуская солнечный свет в комнату.

– Который час? – присев на кровати, я пыталась проснуться. – Я проспала…

– Половина восьмого. Графиня прибудет к завтраку. У тебя не более получаса, чтобы привести себя в порядок. – Покончив с окнами, Марта повернулась ко мне и внимательно смерила меня взглядом. Не знаю, что она увидела, но ее брови нахмурились.

– Прислать Альву? – спросила она. Неужели все настолько плохо? Или… О нет, только не корсет! Я надевала его крайне редко, а если моя свекровь приверженка корсетов и мне придется носить этот ужас, то долго не протяну. Я с тихим стоном откинулась на подушки и прикрыла глаза: только бы не корсет!

– Не надо, я сама помогу ее сиятельству. – Холодный голос моей новой союзницы заставил меня прекратить паниковать и собраться с духом.

– Не думаю, что…– Остановив Марту поднятой рукой, я дала ей указание, которое она обязана была выполнить:

– Марта, займись завтраком, мне поможет мисс Верон.

– Ты уверена? – Ее сомнения были мне крайне неприятны, но я успокоила себя, что Марта лишь переживает за меня, поэтому, улыбнувшись подруге, мягко попросила:

– Да, ступай.

Едва за новой экономкой закрылась дверь, мисс Арика Верон, хмурясь, протянула:

– Ох, и наплачешься ты еще с ней.

– С кем? С Мартой? – Ухмыляясь, я слезла с кровати и накинула халат.

– С ней, с ней родимой. Завидует она тебе.

– Глупости! – строго одернула я привидение. – Марта просто переживает за меня!

– Как скажете, ваше сиятельство, – поджав губы, холодно ответила мисс Верон и направилась к гардеробной.

***

На крыльце у поместья слуги уже выстроились полукругом, ожидая гостью. Я же, поправив платье Милли, взяла девочку за руку и повела ее на улицу, присоединяясь ко всем. Погода оказалась замечательной: солнце пока еще не припекало, а ветерок нежно и мягко обдувал нас.

– Доброе утро, я не опоздал? – Нейтан был в хорошем настроении, легкая улыбка играла на его губах. Я не ожидала увидеть его таким. Я думала, что он не будет рад матери… Я ошиблась?

Черная карета подъехала к крыльцу, и один из лакеев тут же открыл дверцу, помогая гостье выйти. Ее сиятельство графиня Камилла Флеминг была необычайно хороша: пшеничные волосы, подобранные в высокую прическу, открывали высокие скулы и тонкую шею. Серьги и ожерелье из редкого драгоценного камня сапфирина подчеркивали серые глаза женщины, делая взгляд более глубоким. Ее пухлые губы были плотно сжаты, и лишь когда графиня поднялась к нам, на ее лице появилась мягкая улыбка.

– Добро пожаловать, матушка! – Нейтан с ослепительной улыбкой поздоровался с матерью и поцеловал ей руку. – Позволь представить тебе мою супругу Эмилию.

Взгляд женщины сфокусировался на мне, ее улыбка уже не выглядела мягкой.

– Рада знакомству, ваше сиятельство, – не пряча взгляда, поприветствовала я свекровь. Даже улыбку получилось из себя выдавить, хотя радости во мне было мало.

– Я еще не определилась, рада ли я. Думаю, за завтраком у меня будет возможность познакомиться с вами, Эмилия, поближе. – Они с мисс Верон стоят друг друга! О боги, за какие прегрешения мне это? – А где моя красавица? – Графиня ловко подхватила Милли и сжала в объятиях. – Соскучилась по бабушке? Признавайся! А то я тебя сейчас защекочу! – Шуточные угрозы свекрови вызывали лишь всплески смеха. Милли была счастлива. Крепко обняв бабушку, она поцеловала ее в обе щеки.

– Соскучилась! – радостно призналась егоза, но тут же, нахмурив бровки, серьезно спросила:

– Мы успеем с тобой поиграть в чаепитие?

Улыбнувшись, графиня поставила Милли на пол, но руку не отпустила.

– Да, милая, и не только в него. Я планирую остановиться у вас на неделю, – громко объявила она для всех присутствующих и, обойдя нас, зашла в дом. Нейтан подал мне руку, и мы последовали за графиней.

– Все будет хорошо, Эмма, – прошептал мне муж на ухо, стараясь успокоить, но от подобной близости я стала нервничать еще больше.

Идя к столовой, я слушала щебетание Милли, оно меня успокаивало.

– У меня есть новая кукла, мне ее дядя Адам подарил, а леди Эмма обещала сшить для нее несколько платьев. Тогда я смогу наряжать куклу на бал или в парк. – Графиня глянула на меня через плечо. Она ищет подтверждение словам Милли? Кивнув, я получила искреннюю улыбку в ответ. Что же, может, все не так уж и плохо?

– Бабушка, ты же не видела Искорку! – заголосила девочка, вспоминая о своем пони. – Она уже так подросла! Мы ведь с тобой съездим на прогулку?

– Конечно, милая. Я тебе обещаю! – заверила ее графиня, усаживая внучку за стол. Нейтан сел во главе, графиня по правую сторону, я же заняла место рядом с Милли, устроившись по левую руку от мужа. Один слуга уже подавал блюда, а второй наполнял бокалы с вином. Я предпочла воду и тут же поняла, что не стоило этого делать.

– Эмилия, я необычайно рада. – Свекровь светилась от счастья, а я застыла, не зная, что сказать. Спасибо Нирте, Нейтан пришел мне на помощь:

– Матушка, твое счастье преждевременно. – Муж взял меня за руку. – Мы не спешим пока с ребенком. Ты ведь знаешь, что мы познакомились совсем недавно и пока только узнаем друг друга.

– Одно другому не мешает, – резко ответила женщина, хмурясь.

– Ваше сиятельство, перемены произошли слишком стремительно. Милли только начала привыкать ко мне…

– А вы уже собрались поступать в академию! – зло закончила женщина, накалывая на вилку кусочек отварного мяса.

– Откуда тебе это известно? – удивился Нейтан, повышая голос. – Адам рассказал? Я ведь просил его! – Злясь, муж отодвинул тарелку и сделал большой глоток вина.

– Оставь брата в покое. Он здесь ни при чем! У меня есть и другие источники, – с лукавой улыбкой заметила графиня.

Стол был полон еды, но мне и кусок в горло не лез. Свекровь не сводила с меня глаз, а Нейтан то и дело сжимал мою ладонь, хмуро глядя на мать. Единственной, кто наслаждался завтраком, была Милли. Вначале она не особо хотела кушать, но, по мере того как ей обещались новые развлечения, аппетит у девочки просыпался. К моменту, когда настало время чаепития и одна из зомби–служанок подала большое блюдо с маленькими пирожными, Милли уже было обещано многое: пикник у озера, поездка на ярмарку, прогулка на лошадях и чаепитие с куклами в саду.

Графиня не могла отказать внучке ни в чем.

После завтрака каждый занялся своими делами. Нейтан засел в своем кабинете и даже принял нескольких посетителей. Графиня Флеминг разместилась в гостевых покоях, ей был необходим отдых после поездки. Милли вместе с Пулом отправилась на конюшню, чтобы проведать Искорку, а я засела в кабинете свекра. Его блокнот стал для меня настоящим открытием. Идея завораживала. Такого еще никто не делал! Соединить артефакт и дух умершего пытались многие, но тщетно. Многие проводили обряды слияния, некоторые старались запереть дух в камне, но даже при удачном исходе умерший не пытался установить связь с обладателем украшения. Бывали случаи, когда дух злился и вовсе старался причинить вред магу. Но то, что разработал свекор, было потрясающе! Он хотел подарить духу новую жизнь. Вернее, новую форму жизни. Умерший вновь мог чувствовать весь спектр эмоции, а не вытягивать их из воспоминаний. Так же благодаря артефакту он мог стать настоящим хранителем владельца. Что может быть желаннее для мертвого, как не обретение смысла своего существования? Граф Ирвин Флеминг хотел, чтобы Арика стала хранительницей его рода, наставницей, помощницей, а впоследствии и добрым другом для его потомков. Он хотел, чтобы она передавала знания из поколения в поколение, стала связующей нитью. Свой хранитель рода! Невозможно…

– Нет ничего невозможного, – вспомнила я слова магистра Адама, они были весьма кстати.

«Я справлюсь, я смогу», – повторяла про себя, делая очередную пометку на полях.

– Как прошел завтрак? – Мисс Верон появилась словно из ниоткуда. Или я была так увлечена работой?

– Спасибо, Арика, вполне сносно. – Женщина улыбнулась, услышав, что я назвала ее по имени, как она меня и просила.

– О, милая, это только начало. Камилла лишь присматривается к тебе, затем начнет завоевывать твое доверие, выведывать твои тайны, а потом нанесет удар в спину. – Отчего–то мне казалось, что женщина говорит совсем не обо мне. Неужели именно так с ней и поступила моя свекровь?

– Я буду осторожна, – заверила я мисс Верон и перевела разговор к более насущным вопросам.

– Вот здесь странное плетение, я такое не видела раньше, ты не знаешь, что это?

Арика взяла у меня блокнот и, присев на подлокотник кресла, внимательно читала написанное. Через секунду улыбка озарила ее лицо, и женщина буквально упорхнула к стеллажу с книгами.

– Вот она! – радостно воскликнула мисс Верон и вытащила небольшую брошюру в мягком переплете.

– Держи, здесь подробно описывается это плетение и все, что с ним связано.

– Узор вечности, – прочла я заглавие и сверила изображения. Все верно, это он. – Никогда о нем не слышала, – заметила я, проводя пальцем по рисунку, стараясь повторить все элементы узора, – сложный.

– Ты справишься. – Арика приобняла меня за плечи. Странное ощущение, но я не отодвинулась и не вздрогнула. Кажется, я уже начинала привыкать к этой странной женщине.

Внезапно кулон у меня на шее нагрелся, и я поняла, что со мной хотят связаться.

Не стесняясь, я притронулась к камню.

– Эмма, добрый день! Как ты поживаешь, мое сокровище? – Мамин голос звучал взволнованно, я напряглась.

– Все хорошо, матушка. А как вы поживаете? Как девочки? Как папа?

– У нас все хорошо, милая. Тебя там точно не обижают? Зомби тебя слушаются? Может, мне приехать в гости и помочь тебе?

Паника подкатила к горлу. Вот только моей мамы здесь и не хватало.

– Нет, что ты, матушка. Граф Флеминг почтительно относится ко мне, Милли – просто маленькое солнышко, которое озаряет собой каждый мой день. А зомби весьма услужливы и вежливы. В новых платьях они почти ничем не отличаются от обычной прислуги.

– Хм–м–м, возможно, граф Флеминг и прав. Может, и мне завести пару слуг–зомби? – От маминых размышлений мне стало плохо. Отец меня убьет!

– У нас дома и так много прислуги, зачем тебе еще? – Я постаралась воззвать к разуму, но мама уже горела идеей. Теперь ее не остановить.

– Не говори чепухи, как слуг может быть слишком много? Эмма, я тебя очень сильно люблю и скучаю по тебе. Связывайся со мной хоть иногда.

– Конечно, мама.

– До следующей связи, – попрощалась матушка, и я отпустила камень. Сомнений в том, что сейчас она уже ищет необходимый материал для слуг–зомби, лично у меня не было. Зато появились сомнения, поставить ли в известность отца, или пусть мама сделает ему сюрприз?

– А твоя матушка – огонь, она бы точно приковала внимание Камиллы к себе. Может, зря ты отказалась от ее помощи?

– Нет, я сама справлюсь. – Если провести свекровь было тяжелым испытанием, то маму – почти невыполнимым. Моя мама наверняка бы узнала всю правду о моей семейной жизни, и я даже не знаю, как бы она отреагировала на наш договор. А рисковать я не хочу. Совсем.

За ужином атмосфера была лучше, чем за завтраком. Милли по обыкновению щебетала, рассказывая о своих приключениях за день. Ее истории веселили нас, и все искренне улыбались. Когда настало время десерта, я заметила странные взгляды, которые свекровь кидала то на меня, то на Нейтана. Муж невозмутимо пил чай и изредка поглядывал на меня.

– Леди Эмилия, я хотела бы поделиться с вами счастливейшей новостью. Леди Вирджиния герцогиня Дронтон и леди Эсни графиня Френгронт в тяжести. Весной обе женщины станут матерями. Правда, замечательная новость? – Улыбаясь, свекровь смотрела на меня. Вроде бы обычный светский разговор, но о подтексте сказанного не догадается лишь глупец.

– Вы правы, я завтра же напишу им поздравительные письма, – с вежливой улыбкой ответила я и сделала глоток чая. Совершенно не почувствовав вкус напитка, я повторила попытку. Мои мысли витали в воспоминаниях: горячие губы мужа, его руки на моей груди, наши стоны. И то сладостное чувство, что я испытала в его объятиях.

– Обе пары зачали дитя в брачную ночь. – Графиня пристально посмотрела в лицо сыну, но тот лишь улыбнулся краешком губ. Женщина нахмурилась и перевела свой взгляд на меня. Мои щеки запылали еще сильнее.

– Леди Эмилия, я могу вас попросить почитать Милли сказку на ночь? – сладким голосом поинтересовалась свекровь. Возможность сбежать с ужина прямо сейчас – лучший подарок судьбы. Спасибо тебе, Нирта!

– С радостью. – Я кивнула Милли, и девочка послушно спустилась со стула. Взявшись за руки, мы покинули комнату, оставляя мать с сыном наедине.

Нейтан

– Так в чем проблема, Нейтан? – спросила мама, едва дверь закрылась.

– Я не понимаю, о чем ты.

– Не придуривайся, сын. Я внимательно следила за тобой и Эммой. Ты холоден с ней, не оказываешь знаков внимания. – Мама смотрела с укором, я же не знал, что и сказать. К таким откровениям я не был готов.

– Матушка, мы за столом, да еще и с Милли. Что ты мне прикажешь делать? Читать стихи?

– Нет, но комплимент мог бы и сделать. А также бросить пару страстных взглядов!

– Каких взглядов? – опешил я. Неужели это говорит моя мать, ярая приверженка этикета?

– Мне что, тебя учить надо? Ты хоть понимаешь, что через месяц она будет в академии? И поверь, там ей и комплимент скажут, и букет цветов подарят, а может, и еще…

– Довольно! – оборвал я маму резче, чем следовало. Просто в моей голове стали оживать ее слова. – Эмма хочет учиться, а не общаться с поклонниками.

– Ну да. Помнится, ты тоже в академию шел за знаниями. – Мама усмехнулась, а я вспомнил свое обучение: о заданиях мы думали далеко не в первую очередь. Хорошо хоть Эмма будет ночевать дома.

– Или ты надеешься, что брат за ней присмотрит? – Мамино предположение разозлило меня, я вспомнил, как Эмма улыбалась Адаму, как говорила, что будет рада его компании. Ну уж нет!

– Нет, Адаму и своих хлопот хватает, ни к чему его отвлекать.

– Я тебя предупредила, а ты…

– Я внял твоим словам, – отрезал я, прекращая этот допрос.

– Вот и хорошо. Мы завтра с Милли отправимся на конную прогулку после завтрака, а вам с Эммой не помешает провести время вдвоем.

– Пикник тебя устроит? – позволил я себе сарказм. Мама, конечно, здесь ни при чем, я злился на себя, точнее, на чувства, которые во мне вызывала Эмма.

– Меня устроит внук. – Мама встала из–за стола и подошла ко мне. – Спокойной ночи, сын. – Легкий поцелуй в щеку, и я словно нырнул в детство, когда мама была мягкой и нежной. Не верится, что она такой была когда–то. Измена отца очень ее изменила. Впрочем, предательство всегда оставляет свой след, мне ли этого не знать?

***

Тихонько прикрывая дверь в детскую, я попятилась спиной в коридор. А повернувшись, подпрыгнула на месте от неожиданности, хорошо хоть не вскрикнула, а то могла бы и Милли разбудить.

– Не стоит так красться! – прошипела я мисс Верон.

– Ой, а ты, цветочек, еще и злиться умеешь, – улыбнулась Арика.

– Не называй меня так! – все так же шепотом возразила я, удаляясь от комнаты девочки, быстро шагая по коридору.

– Не злись, Эмма, мне скучно в кабинете сидеть одной. Ты не приходила, и я решила тебя найти.

Я молча шла дальше, не обращая внимания на женщину. Свернув за угол, я уже подошла к двери в свою комнату.

– Тебе ведь нужна моя помощь, чтобы избавиться от корсета? – Мисс Верон перегородила мне путь. Мне не оставалось ничего, кроме как, скрипя зубами, выдавить из себя:

– Буду благодарна за оказанную услугу.

– Настолько благодарна, что расскажешь мне, как прошел ужин? – Я смерила женщину хмурым взглядом. – Нет так нет. Если честно, мне и не интересно даже. – Я так забылась, что фыркнула в ответ, ясно давая понять, что не верю ни слову Арики. Куда же подевались мои манеры?

К моему удивлению, женщина не обиделась, а весело рассмеялась и открыла дверь в покои.

Избавившись от корсета, я вдохнула полной грудью. Арика достала полупрозрачную кружевную ночную сорочку.

– Что это? – Я кивнула на кровать, где лежала рубашка: – Я не надену такую сорочку! Достань мне ту, в которой я была вчера.

– Она отдана прачкам, – спокойно возразила женщина.

– Значит, найди другую или позови Марту, она знает, где лежат мои вещи.

– Не думаю, что она тебе поможет, – пряча улыбку, заметила мисс Верон.

– Отчего же?

– Вчерашний переезд оказался слишком поспешным, и некоторые вещи были утеряны. – Я застыла, глядя на Арику. Если это шутка, то совсем не смешная. Я снова посмотрела на ночную сорочку. С предыдущего раза она не изменилась: полупрозрачный шифон, украшенный кружевом.

– Я не надену это.

– Я вот тоже считаю, ни к чему эти формальности, обнаженной гораздо лучше.

Схватив сорочку, я поспешила в ванную, опасаясь, что и эта хрупкая защита исчезнет.

В кровать я забралась только после того, как, выглянув из ванной, поняла, что нахожусь в покоях одна. Закутавшись в одеяло до самого подбородка, я мечтала заснуть как можно скорее. На удивление, мои мечты исполнились довольно быстро, но то, что мне снилось, было немыслимой пыткой. Легкие прикосновения обжигали. Живот отяжелел от приятных ощущений, а тело выгнулось дугой, требуя ласки. Я не желала таких снов, но они приходили ко мне все чаще и с каждым разом становились еще ярче.

Проснувшись поутру, я чувствовала себя ужасно распутной женщиной, а присутствие Нейтана в кровати смущало еще сильнее. Его рука лежала на моем животе, а дыхание щекотало шею, мужчина уткнулся носом в мои волосы, а я боялась пошевелиться и разбудить его. Через минуту–другую паника покинула меня, и я расслабилась. Близость мужчины была приятна, аромат его тела мне нравился, и я решилась распробовать это чувство, когда тебя вот так обнимает мужчина. Прикрыв глаза, я вдыхала это ощущение. К сожалению, мой эксперимент не продлился долго, через несколько минут муж проснулся. Нейтан осторожно убрал свою руку с моего живота и аккуратно отодвинулся от меня. Как жаль, что я не проснулась раньше.

Затаив дыхание, я прислушивалась к шагам мужа, а когда хлопнула дверь, сладко потянулась на кровати. Откинув одеяло, опустила босые ноги на пол. Окна были зашторены, и в комнате стоял полумрак, а мне хотелось солнца, света и ветра! Приблизившись к окну, я отдернула шторы, пуская солнечные лучи в спальню. На душе было светло и легко, хотелось петь и танцевать, но какая благородная девица танцует в спальне полуголой? Точно не я, а жаль. С тихим вздохом отвернулась от теплых лучей солнца и чуть не застонала в голос. В дверях стоял Нейтан, его взгляд был прикован ко мне. Вспомнив, как выгляжу, я растерялась, не зная, что именно прикрыть и чем. Взгляд упал на кровать, и я, сдернув одеяло, притянула его к груди.

– Доброе утро. – Несмотря на пылающие щеки, я постаралась улыбнуться.

– Прости, Эмма, не знал, что ты уже проснулась. Хотел оставить тебе записку, но сейчас в ней уже нет нужды. После завтрака, когда мама с Милли отправятся кататься на лошадях, мы с тобой поедем на пикник. Вчера мама высказала недовольство, что мы слишком мало времени проводим наедине. Собственно, поэтому наш пикник перерастет в небольшое приключение. Я планирую вернуться ближе к ужину. Имей это в виду. – Мужчина повернулся, собираясь покинуть покои, но, вспомнив, растерянно добавил: – Ах да, совсем забыл. Я возьму с собой работу, так что развлекать тебя разговорами не смогу. Не забудь взять с собой книгу.

– Хорошо, – кивнула я, сдерживая слезы, что стояли у меня в глазах. Он даже не хочет побыть со мной наедине! Узнать меня поближе, подружиться… Что за чурбан! Холодный и бездушный чурбан!

Прижимая книгу к груди, я рассматривала природу вокруг. Сидя на холме, я видела как на ладони всю красоту графских угодий. Пышные зеленые шапки деревьев были разделены дорогами и тропками, а на севере и вовсе бежала змейкой речка. Недалеко от нее я приметила деревушку, где жили местные селяне, которые и трудились на землях моего мужа.

Все, что я могла увидеть от деревни, – это крыши домов и башню часовни, остальное закрывали кроны деревьев. Интересно, как живут селяне? Вольготно ли им?

В детстве я мечтала о простой жизни, в которой не приходилось бы часами наряжаться, а затем сидеть в неудобных душных платьях на скучных обедах и ужинах. Вспоминая прежние времена, я почувствовала духоту и сделала глубокий вдох полной грудью. Хоть сейчас на мне и простое платье без корсета и высокого воротника, но в нем все равно душно. Погода была безветренная, ни один листочек не шевелился, единственное, что спасало – это тень от дуба, под которым мы устроились. Спина уже ныла от долгого сидения, и я взглянула на Нейтана. Он все так же, хмуря брови, читал какие–то письма и изредка делал заметки у себя в блокноте. За все то время, что мы уже тут, он обронил всего несколько фраз. Мне было обидно, но что я могла ему сказать? Мы оба согласились на фиктивный брак. Глупо теперь что–то требовать от мужчины, тем более если я ему безразлична. Горько усмехнувшись своим мыслям, я решила, что раз Нейтан настолько увлечен работой, то и терпеть боль в спине дальше глупо. Он все равно не смотрит на мою осанку, так что, отбросив все формальности, я прилегла на одеяло.

Вспомнив детскую забаву, принялась разглядывать пушистые облака. Когда по небу проплыла тучка в виде мышки, я улыбнулась. Надо же, даже серенького цвета, как и грызун! Но когда вслед за ним я заметила облако, похожее на жирного кота, то звонко рассмеялась, забыв, что нахожусь не одна. Очень трудно помнить о компании, когда твой собеседник увлечен чтением, а не тобой.

– Что так развеселило тебя, Эмма? – отозвался муж, складывая в стопку бумаги на одеяле. Недолго думая, он лег рядом. Его лицо оказалось в нескольких сантиметрах от моего, а холодные серые глаза, прищуриваясь, рассматривали небо. Великая Нирта! Мои щеки пылали. Одно дело лежать вдвоем в огромной кровати ночью и совсем другое – так близко, рядом, при свете дня.

– Хм… не пойму, серый камень и белый кораблик? – неуверенно предположил Нейтан, улыбаясь краешком губ.

– Серый камень похож на мышку, смотри, вон ушки, а этот небольшой шлейф похож на хвостик.

– Странная у тебя мышка, Эмма, но допустим, – согласился мужчина, переворачиваясь на бок и смотря мне прямо в лицо. – Мне не терпится узнать, чем же показалось тебе белое облако?

– Котом. Жирным, наглым котом, который охотится за мышкой. – Игнорируя близость мужа, я вновь глянула на облако. Разве оно похоже на корабль?

Теплые пальцы притронулись к моей щеке, очерчивая контур. Затаив дыхание, я перевела взгляд на Нейтана. Он смотрел на мои губы. Сердце забилось чаще. Именно так смотрели на героинь мужчины во всех любовных романах, которые я прочла. Неужели он меня сейчас поцелует?

Сильный порыв ветра, взявшийся из ниоткуда, подхватил записи Нейтана и понес вслед за собой по холму. Подскочив, мужчина принялся собирать бумаги. Погода начала портиться на глазах. Воздух резко стал холодным, а небо затянула пелена.

– Будет гроза! Нам лучше поторопиться. – Подходя ко мне, Нейтан складывал бумаги в сумку, я же принялась собирать все с одеяла. Хорошо, что мы так и не успели перекусить, корзина с едой осталась нетронутой, а то забот у меня бы прибавилось. Тем временем послышались первые раскаты грома.

– Мы не успеем добраться до дома, – взглянув на небо, сказал Нейтан, и, словно в подтверждение его слов, с неба упали первые капли дождя.

Не медля ни минуты, мужчина усадил меня на коня и сам запрыгнул на своего. Держась рядом, мы поехали по дороге, которая вела вниз с холма.

– Тут недалеко есть домик охотника. Грозу лучше переждать там. – Спускаясь с холма, Нейтан махнул в сторону долины. Присмотревшись, я увидела небольшой домик вдали от высоких кленов и огромных дубов. Дождь перерос в ливень, вода лилась стеной. Хоть до домика было и недалеко, но когда я переступила его порог, на мне не было ни одной сухой вещи. На Нейтане тоже. Замерев на пороге, я смотрела на пол. Точнее, на то, как рядом с нами растекалась большая лужа.

Судя по всему, мужчина тоже это заметил, поэтому начал снимать с себя вещи.

Опешив, я смотрела на Нейтана широко раскрытыми глазами.

– Что ты делаешь?! – еле подобрав слова, возмущенно воскликнула я, когда Нейтан, сняв камзол и рубашку, взялся за штаны.

– Раздеваюсь, и тебе, Эмма, тоже не стоит стоять в мокром. Снимай все живо!

– Что? Ну уж нет! Ты что, не можешь просто высушить нас? В жизни не поверю, что ты не знаешь этого заклинания!

– Ну, верить или нет – дело твое, но нет, Эмма, я его не знаю. Если говорить точнее – не помню. Я же не бытовой маг, и моя стихия не огонь, дорогая.

Затаив дыхание, я смотрела на широкие плечи мужа, его ровную спину и ягодицы, как он, шлепая ногами по полу, двигался к кровати. Когда он схватил два одеяла и направился с ними ко мне, я не сразу догадалась, что он задумал, любуясь голым торсом мужчины.

– Эмма, если ты не разденешься сама, я тебе помогу, – без тени улыбки заявил мужчина, кутаясь в одно из одеял.

– Я сама, отвернись, – прошептала я осипшим голосом.

Нейтан быстро кивнул и тут же отвернулся. Слава Нирте, никаких споров!

Мокрая ткань стала тяжелой и сильно облепила тело. Ряды мелких пуговок на спине не поддавались моим трясущимся рукам. Помучившись еще несколько минут, я сдалась.

– Ты не мог бы мне помочь с платьем?

Мужчина повесил одеяло на стул и подошел ко мне сзади. Его пальцы легко справлялись с задачей, словно он каждый вечер так раздевал женщин. От подобной мысли мои щеки вспыхнули еще сильнее, а память услужливо подбросила картины из воспоминаний о нашей близости. Отгоняя эти мысли, я мотнула головой, и несколько локонов упали на уже голую спину. Подобрав волосы, Нейтан перекинул их вперед, а затем его пальцы прошлись по позвоночнику. Теплая волна проследовала за его прикосновением, и я непроизвольно выгнула спину.

– Думаю, дальше ты справишься сама, – хрипло ответил Нейт, отходя от меня.

– Благодарю.

Подхватив связку дров, мужчина решительно направился к небольшому камину у стены. Я же, стянув платье и хорошенько отжав его, замоталась в одеяло. Стало намного теплее, если бы я еще сняла нижнее белье, было бы лучше, но позволить себе подобное я не могла. Увидев толстую нитку, которая проходила почти через всю комнату, я тут же набросила на нее свое платье и вещи Нейтана. Не уверена, что они высохнут быстро, но все же.

– Переночуем здесь, наши вещи промокли, а стихия разошлась не на шутку, – отозвался Нейтан, разводя огонь.

Подойдя к окну, я взглянула на серое небо. Хмурые тучи заняли весь его простор, закрыв солнце. Несмотря на то что время было ранним, не более трех часов пополудни, казалось, что приближается вечер. Тяжелые капли дождя, бившие по стеклу, и вовсе играли колыбельную, клоня меня в сон. Пройдясь взглядом по комнате, я остановилась на единственной кровати. Очень узкой кровати. Наши тела будут слишком близко.

– Нам необходимо выпить горячего чая.

– Я поищу. – Направившись к полке с посудой, я наступила на край одеяла и едва не упала.

– Все хорошо? – обеспокоенно спросил Нейтан, повернувшись ко мне.

– Да, – смущенно ответила я, просматривая баночки на полке, – только здесь одни специи, а вот чая нет.

– Что ж, нам с собой наверняка положили бутылочку вина. – Пружинистой походкой муж направился за корзиной.

Попивая теплое вино со специями, я чувствовала, как мое тело согревается изнутри, мышцы расслабляются, а меня наполняет ощущение легкости.

– Нейтан, когда мы говорили в саду, ты сказал, что тебе не нужна жена. Почему? – Слова сорвались с моих губ быстрее, чем я успела осадить свое любопытство.

– Моя жизнь меня полностью устраивает, я не хочу ничего менять, идти на уступки, жертвовать чем–то. Не каждая женщина согласилась бы на фиктивный брак, и я благодарен всем богам, что моей невестой Император выбрал именно тебя.

Сделав очередной глоток согревающего напитка, я смотрела на огонь в камине. Треск поленьев и мягкий полумрак наполняли временное жилище уютом. Слова Нейтана задевали меня.

– Нейтан, неужели в браке ты видишь только неудобства? И потом Милли нужна мама и…

– Ты желаешь нарушить договоренности? Тебя больше не устраивает фиктивный брак? – Напор мужчины заставил меня растеряться. Нейтан не сводил глаз с моего лица, и я не могла понять его чувства. Он злится или…

– Нет, дело не в этом, я просто хочу понять тебя и наше совместное будущее. Я полюбила Милли и хочу стать для нее мамой, если ты мне позволишь это.

– Это лишнее, Эмма. Когда ты покинешь нас, Милли будет больно. Тебе лучше сосредоточиться на учебе в академии.

Быстро кивнув, я поставила бокал и подошла к окну, стараясь скрыть свою обиду. В небе сверкнула молния. Моя стихия. Захотелось открыть окно и вдохнуть воздух, но я сдержала порыв.

– Гроза не прекращается, – заметила я, все так же глядя в окно.

– Да. – Голос Нейтана прозвучал так близко, а его руки обняли меня за плечи.

– Ты вся дрожишь. – Объятия мужа стали крепче, он притянул меня к себе. – Может, еще вина?

– Нет, захмелею. – Я положила голову на плечо мужчины, а руки Нейтана уже держали меня за талию. Даже сквозь одеяло я чувствовала их тепло на своем теле. Его нежность, забота, близость – все было слишком. Особенно если брать во внимание, что я фиктивная жена на временной основе. Если это так, то к чему эта забота, объятия? Зачем он так себя ведет? Я же могу влюбиться. От этой мысли стало страшно. А ведь еще месяц назад я считала его хамом и недостойным мужчиной…

Вырвавшись из объятий, я, подхватив блокнот, вернулась обратно к камину.

– Я почитаю у огня. – Голос был сухим, поэтому я притянула бокал с вином и сделала еще глоток. Стараясь не смотреть на Нейтана, я пыталась разобрать записи свекра. Первые полчаса мне это удавалось плохо, я постоянно перечитывала предложения и фразы, но затем успокоилась. Возможно, вино помогло, а возможно, безмолвие Нейтана, который занимался своими записями.

Когда я проработала уже несколько часов, мой живот громко заявил, что его пора кормить. Срочно! И то вино, что я попивала весь вечер, хоть и вкусное, но мне требуется что–то посерьезнее.

Покраснев до кончиков волос, отложив блокнот, я подошла к корзине и принялась доставать кулинарные шедевры мисс Фросс. Женщина постаралась на славу! Сыр, буженина, вяленое мясо, несколько пирогов, мои любимые тарталетки с паштетом и несколько салатов. Выставив все это богатство на стол, я принялась сервировать его.

– Тебе помочь? – Мужчина встал, собирая записи и складывая их в свою сумку.

– Открой, пожалуйста, еще бутылку вина, – попросила я, заметив, что мой бокал почти опустел.

Ужин оказался замечательным, пироги – превосходными, а Нейтан – интересным собеседником. Позабыв про все приличия, я громко смеялась над очередным его рассказом. От вина и тепла из камина мне стало уже жарко. Дождь барабанил по крыше, наигрывая простую мелодию, бревна трещали, дополняя ее, а мне совсем не хотелось спать, хотя мысли уже путались знатно. Кажется, я все же захмелела.

Поднявшись со стула, я хотела прибрать со стола, но мои ноги почему–то потеряли опору. Оказавшись на руках у Нейтана, обняв его за шею, я уткнулась носом в его волосы. Их аромат ударил мне в нос, и все закрутилось. Мужественный, настойчивый, уверенный в себе победитель – именно таким сейчас представился Нейтан, или он таким и был всегда…

Опуская меня на кровать, Нейтан хотел уйти, но я потянула его на себя. От неожиданности мужчина потерял равновесие и упал, я же, прижавшись к нему, вдыхала любимый аромат.

– Эмма…

– М–м–м… ты так пахнешь, не уходи.

Его горячие губы обожгли мои. Поцелуй, полный страсти, желания и отчаяния, закружил в водовороте ощущений. Не отдавая себе отчета, я просто прижалась к мужчине, вторя ему, открывая губы и пробуя на вкус его поцелуи. Одеяло мешало, и я, не раздумывая, скинула его с широких плеч мужа, а он прервал поцелуй и раскрыл часть моего. Под горячим взглядом Нейтана я вся пылала, но не от стыда, а от ожидания. Мое тело помнило прошлые ласки мужа и уже ожидало их. Теплая ладонь накрыла одну из моих грудей и мягко сжала. Нежные круговые движения, которыми его палец слегка теребил мой сосок, – и я выгнулась дугой, а с моих губ сорвался стон. Он помог Нейтану отбросить последние сомнения, и рука мужа потянулась к моей сорочке, которая спустя мгновение слетела с моего тела, оставив меня абсолютно нагой.

– Ты прекрасна, Эмма, – прошептал Нейтан, склоняясь надо мной.

Мои губы распухли от поцелуев, низ живота потяжелел, а между ног было очень горячо. Я словно в агонии выгибалась навстречу каждой ласке и стонала.

Мягкие губы мужчины неспешно ласкали меня, рисуя дорожку от груди к животу, а затем ниже.

– Нейтан! – вскрикнула я, когда губы мужчины начали целовать меня в самом запретном месте.

– Тебя там еще никто не ласкал? – усмехнулся мужчина, мягко укладывая меня обратно на подушки. В моих глазах была паника, все, что я могла, – это лишь мотать головой.

– Это очень приятно, тебе понравится, цветочек, – шепнул мужчина и поцеловал меня в живот, а затем его губы вернулись туда, где быть они не должны. Или должны?

Его язык и губы делали невероятное, я уже не стонала, а, кажется, подвывала и о чем–то просила. Невыносимая пытка, сумасшедшая и просто невероятная.

Когда лицо Нейтана оказалось вблизи моего, я уже потеряла связь с реальностью, но смогла увидеть довольную улыбку мужчины и даже улыбнуться в ответ.

– Какая же ты сладкая и страстная. – Гладя меня, его руки опускались все ниже.

Когда они дошли до бедер, Нейтан крепко сжал их, и я почувствовала что–то горячее и пульсирующие там, где совсем недавно были его губы.

Я сама подалась вперед, и мужчина двинулся мне навстречу, одним движением он наполнил меня всю. Резкая боль отрезвила, а мой вскрик заставил остановиться и мужа.

– Ты девственна? – удивленно прошептал Нейтан. – А как же твой жених?

Боль отступила. Я чувствовала его в себе – потрясающее ощущение. Тело требовало разрядки, оно помнило то ощущение эйфории, что испытало в брачную ночь. Я не понимала, о чем говорит Нейтан, мои мысли были заняты другим. Я осторожно качнула бедрами вперед, боли не было. Зато с губ мужа слетел стон. Интересно. Я качнула бедрами еще раз, но сейчас я смотрела в лицо Нейтану. Растерянный, обеспокоенный, такой настоящий… С тяжелым вздохом муж прикоснулся к моим губам. Этот поцелуй был нежным, очень нежным. А в такт ему Нейтан начал осторожные движения. Обняв мужчину, я просто плыла в своих ощущениях, не понимая до конца всего. Мне просто хотелось, чтобы это не прекращалось. Муж увеличивал темп, а я просто сгорала вся! Громкие звуки хлопков, которые издавали наши тела, смущали, но в то же время мне хотелось, чтобы они звучали чаще. Нейтан подхватил мои ноги и закинул их себе на плечи, отчего ощущения стали еще более яркими. Я уже чувствовала приближающуюся эйфорию, а когда палец мужчины начал ласкать меня там в такт члену, который двигался все быстрее и быстрее, я просто перестала дышать. Волна за волной на меня накатывало удовольствие, растягивая ощущения. Мои пальцы впились в простынь, сжимая ее. Это было невероятно! Несколько быстрых движений внутри – и я почувствовала, как пульсирует член Нейтана, извергая в меня семя.

– Эмма, – прошептал муж, уже не совсем фиктивный, ложась рядом и притягивая меня к своему боку, – прости, я не знал, что ты еще не была с мужчиной. Я был бы более нежным.

– Мне было больно лишь вначале, – прошептала я, не зная, куда спрятать глаза. Теперь смотреть на мужчину было стыдно.

– Эмма, я…

– Давай спать.

Не хочу больше ничего слушать! Если он начнет сейчас извиняться или выяснять наши отношения, я просто расплачусь. Пусть хоть одну ночь я побуду просто женщиной рядом с мужчиной, который мне нравится. Всего одну ночь.

Описание книги «Муж в подарок, неприятности прилагаются»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.