29.01.2022

Муж в подарок, неприятности прилагаются

Глава 5

Все утро я ходила кругами по комнате, не зная, чем себя занять. Стрелки на часах двигались нехотя, растягивая секунды в минуты. Казалось, время остановилось. Чем ближе становилась встреча с лордом Касселом, тем сильнее я нервничала, хотя куда еще сильнее? Когда же, постучав, в мою комнату вошел мистер Фросс, наш дворецкий, и объявил о прибытии гостя, я еле держалась на ногах. Взглянув в зеркало, увидела бледную девушку с перепуганными глазами. Так дело не пойдет.

– Сейчас спущусь, – доставая успокоительное зелье, ответила я дворецкому, который тут же покинул мои покои.

Выпив залпом весь пузырек и хорошенько пощипывая себя за щеки, я вновь глянула на свое отражение. Уже не такая бледная, даже розовощекая, но во взгляде все еще чувствовалась неуверенность.

Стараясь вызвать в себе гневные чувства, я вспоминала самых неприятных и настойчивых кавалеров. Подходя к гостевой комнате, настолько окунулась в свои воспоминания, что даже дворецкий, открывая передо мной дверь, отшатнулся от моего взгляда.

Молодой мужчина, ожидавший меня, поднялся с софы:

– Добрый день, ваше сиятельство. Разрешите представиться: лорд Кассел, прибыл по поручению графа Варна! – Поклонившись, мужчина поцеловал мою руку.

– Рада знакомству, хоть и при таких печальных обстоятельствах. – С грустью поприветствовав лорда, из–под опущенных ресниц я старалась хорошо рассмотреть мужчину. Светлые тусклые волосы до плеч, узкое худощавое лицо с заостренными скулами, тонкий нос, редкие усы и борода.

– Могу ли я узнать причину вашей печали? – Как я и ожидала, мужчина проявил вежливость. Именно то, что мне надо. Входя в образ легкомысленной кокетки, интересами которой были лишь платья, балы и драгоценности, я доверительным тоном рассказывала о своих горестях:

– Для зимнего бала я заказала прекрасное платье из зеленого бархата, украшенного золотой вышивкой. А камень, который граф Варн подарил мне, прекрасно подходил к этому наряду. Представьте только, камень точно в тон платья, найти настолько подходящие драгоценности теперь вряд ли возможно. – Разочарованный вздох, и я перевела взгляд на мужчину, ища его поддержки, совета или хотя бы сочувствия.

– Возможно, изумруд окажется более подходящим, ведь он признан одним из самых благородных камней империи, – неуверенно предположил лорд Кассел. Видно сразу – дилетант! Папочка давно бы заверил меня в неподражаемой красоте и, дав денег, предложил бы купить новое платье и новые драгоценности. Правда, куда бедному лорду до папы!

– Ох, видно, вы далеки от моды при дворе. Изумруд есть у всех дам, а вот кто сможет похвастаться камнем с загадочных островов Нардии? – С тяжелым вздохом и взглядом, полным сожаления, я передала мешочек с камнем лорду.

– Не печальтесь, ваше сиятельство. Уверен, вы будете блистать на балу, даже если на вас вовсе не будет украшений. – С опасением забрав у меня камень, лорд не решался уйти. Продолжать маскарад далее не было необходимости, свое мнение обо мне – как о взбалмошной и капризной любительнице балов – он уже составил.

– Благодарю вас, лорд Кассел, за сочувствие. Не смею задерживать более, уверена, граф Варн ждет вас.

Перед тем как мужчина стремительно покинул меня, на его лице отразилось облегчение. Кажется, свою роль я сыграла убедительно.

***

Нейтан бесшумно следовал за мужчиной в бордовой накидке. Несмотря на большое скопление людей, граф не терял его из виду ни на секунду. Лорд Кассел шел широким и уверенным шагом, изредка останавливаясь по пути возле торговцев, делая вид, будто вышел прогуляться. У старушки в потертом платье и грязном переднике он даже купил цветы. Невзрачный букет полевых ромашек и васильков не вязался с образом мужчины, такие букетики обычно покупали селяне и рабочие мужики, чтобы порадовать красоток на сеновале вечером. Нейтан еще раз внимательно взглянул на старуху, но, не заметив ничего необычного, последовал за лордом, который, дойдя до конца улицы, уже остановил карету. Остановившись рядом с мальчишкой, торгующим газетами, Нейт наблюдал, как лорд садился в карету.

Дальше следовать за ним придется мистеру Фраю.

Нейтан уже несколько лет работал с этим следователем и был полностью уверен в его компетенции. За все время работы в департаменте Карим не получил ни одного нарекания. Всегда внимательный к деталям, скрупулезный и находчивый, он находил преступников даже в самых запутанных делах. Сейчас же, переодетый в кучера, он давно колесил по площади, наблюдая за каждым магом на улице. Переведя взгляд с удаляющейся кареты и последовавшим за ней напарником на грязного мальчугана, Нейтан дал последнему монету и взял свежий выпуск «Вестника».

Сложив газету вдвое, граф отправился в департамент, где его уже ждала работа: куча документов, отчетов и запросов.

***

Нейтан

Культ Карда стал настоящей занозой в моей голове. Все ниточки, ведущие к последователям этого кровавого ордена, обрывались очередной смертью.

Число жертв все росло, многие открыто побаивались за свои жизни, уезжая из столицы в дальние поместья. К сожалению, этим они только помогали злодеям. Неделю назад культ Карда ворвался в жизнь лорда Майвена и лишил его жены. Лорд чудом уберег сына, спрятав в тайном проходе, самого мужчину оставили умирать, истекающего кровью. Лорд был магом огня, его кровь не несла никакой ценности, он не подходил на роль жертвы для ритуала.

Но это преступление, как ни печально осознавать, давало нам время. Леди Майвен стала жертвой на прошлой неделе, значит, следующая жертва потребуется лишь через две недели. На этот раз я не стал искать доносчика в числе слуг. Если бы это действительно был кто–то из прислуги, то убийцы забрали бы с собой и сына убитой, но они не знали ни о нем, ни о тайных ходах поместья. Значит, их информатор не был знаком с семьей, а может, это и вовсе была случайность.

Озарившая меня мысль заставила порыться в записях следователей. Вот! Точно! Ранним утром леди Меридит Майвен ходила на площадь к портнихе, где пробыла около двух часов, а перед возвращением она посетила булочную. Найдя на карте городишко в окрестностях столицы, где жила семья, я начал рассматривать, что же еще было на улице рядом с местом прогулки леди. Мой взгляд зацепился за постоялый двор. Как раз напротив него и находилась булочная, а вниз по улице через пару домов и салон портнихи. Возможно, убийцы были клиентами постоялого двора, случайно заметили мага молнии и просто пошли за женщиной?

– Лайнел, срочно ко мне! – прокричал я, зовя своего помощника. Молодой парень вбежал с блокнотом и карандашом, поправляя на ходу очки.

– Я на месте, граф Флеминг! – Стоя возле стола, он ожидал моих распоряжений.

– Срочно отправить двух следователей в город Винкорт, пусть возьмут с собой кого–то из учеников. Необходимо допросить владельца и всех слуг постоялого двора «Теплый кров», пусть узнают, кто селился там или завтракал в день убийства последней жертвы. Я думаю, именно там последователи культа и заметили леди Майвен. Надо проверить.

– Понял, ваше сиятельство, уже бегу. Разрешите идти?

– Да, поспеши, Лайнел. Потом доложишь, кто именно поехал в Винкорт. – Я откинулся на спинку стула, давая своей спине опору. Как же хотелось самому поехать туда и лично допросить всех, но был вынужден дождаться Карима.

Рассматривая отчеты, я не мог вникнуть в суть написанного, все мысли крутились вокруг камня с островов Нардии. Иногда тревога сжимала мое сердце. Я боялся за Эмму, и мне чертовски не нравилось, что она была втянута в эту историю. О чем вообще думал этот ученый, когда дарил ей образец неисследованного камня? А эти прожилки! Если бы Эмма решила помыть камень? Услышав хруст, я внимательно посмотрел на свои руки: теперь в каждой из них было по половине карандаша. Как ни старался я держать жену на расстоянии, она все равно каким–то способом залезла мне в душу, забралась под кожу и потекла по моим венам, став такой же необходимой, как и кровь. Это чувство пугало, я не хотел этого брака, мне абсолютно не нужна жена, и меньше всего я нуждаюсь в чувствах. У меня есть Милли, мое маленькое чудо, единственная повелительница моего сердца, она – мой мир, и больше нам никого не надо!

– Ваше сиятельство, разрешите? – На пороге появился Карим. Махнув рукой, я подозвал его к себе. – Докладывай. Куда отвез камень посыльный?

– Никуда, ваше сиятельство, – поджав губы, признался мужчина. – Он был обнаружен мертвым в карете, камня при нем не нашлось.

– На карету напали? – Я смотрел на огорченное лицо Карима, мужчина хмурился и винил себя.

– В том–то и дело, что нет. Лорд Кассел сел в карету, и кучер повез его по указанному адресу почти до самой окраины города, и когда по прибытии лорд не вышел из кареты, было обнаружено, что он мертв.

– Карета нигде не останавливалась? – спросил я, но Карим отрицательно мотнул головой. – Мистер Фрай, вы не теряли ее из виду?

– Нет, ваше сиятельство, я ехал достаточно близко. Карета всегда была на виду, и остановок не было. – Мужчина и сам пытался понять, где сплоховал, я же выдвинул новое предположение:

– Возможно, кто–то проезжал близко с каретой?

– Нет, дорога была широкой и малолюдной, – сбросил со счетов и эту версию следователь.

В кабинете наступила тишина, я анализировал услышанное. Лорд Кассел умер в карете, пока та ехала.

– Как умер лорд Кассел? – спросил я, пытаясь понять, как попал убийца в карету. Я не подумал о главном, что за рассеянность?

– Следов ран и ударов обнаружено не было, как и пены изо рта. Возможно, сломана шея, или какой–то яд, следы которого не видны невооруженным глазом, – делился Карим своими выводами, аккуратно подбирая слова.

– Яд замедленного действия. – Я не сомневался, что это был именно он. – Его могли отравить где угодно и когда угодно, но в какой момент забрали камень? – Рассуждая вслух, я прокручивал в голове все события утра. Вновь идя с ним по площади, вспоминал все места, где останавливался лорд: булочник, продавец сувениров, старуха с цветами… Один раз его толкнул грузный мужчина в черной накидке, и когда лорд рассматривал сувениры, рядом крутился мальчуган–попрошайка. Кто из этих людей взял камень?

– Целители сказали, что если это яд, то узнают каким именно был отравлен лорд Кассел лишь завтра. Что прикажете делать? – прерывая мои размышления, произнес следователь. Я лишь кивнул в ответ.

– Возвращайтесь на площадь и посмотрите, на месте ли старуха, которая продала цветы убитому, лавка с сувенирами и булочник, возле которых останавливался лорд Кассел. Узнайте все об этих людях, – приказал я подчиненному. Нужно следовать по горячим следам. Если кто–то из названных замешан в этом деле, то вряд ли они успели отдать камень заказчику. Возможно, удача сегодня будет на нашей стороне.

– Будет выполнено. – Карим направился к двери, а я вновь взглянул на стопку отчетов.

«Возможно, в них кроется какая–то деталь, зацепка, благодаря которой я вновь обрету ниточку к культу Карда?» – только эта мысль заставила меня вернуться к работе, а не отправиться с Каримом на площадь. Он опытный следователь и справится с задачей, мне там делать нечего. Уговаривая себя, я потянулся за очередной бумагой.

***

– Марта, который час? – Я металась по библиотеке, то и дело посматривая в окно. Нейтана все еще не было дома. Меня терзала тревога за мужа и любопытство. Как все прошло? Узнал ли он, кому понадобился образец Джерома? Для каких целей?

– Начало седьмого, ваше сиятельство, – ответила подруга, и я удивленно взглянула на нее: к чему официоз, когда мы наедине? Однако этот вопрос я так и не озвучила: в дверях стоял незнакомый мужчина.

– Добрый вечер, леди. Смотрю, в этом мире осталось хоть что–то неизменное – Нейтан, как обычно, на работе, несмотря ни на поздний час, ни на молодую жену, – с грустной улыбкой заметил мужчина, заходя в комнату.

– Разрешите представиться – брат вашего мужа, магистр Адам Флеминг. – Он кивнул головой, выражая свое почтение, я же с легкой улыбкой представилась в ответ:

– Эмилия…

– Графиня Флеминг, – закончил гость. На этот раз улыбка уже была широкой и открытой. В теплых карих глазах мужчины плясали искорки веселья, от него веяло душевным теплом. Зная его всего пару минут, я уже прониклась симпатией к деверю.

– Дядя Адам! – Со счастливой улыбкой Милли летела в объятия мужчины. Подхватив девочку, он закружил ее, заставив пышные юбки взлететь. Смех девочки звенел колокольчиком, и я тихо, чтобы не нарушить атмосферу радости, дала распоряжение Марте накрывать на стол.

Стоя я продолжала наблюдать за дядей и племянницей: Адам поцеловал Милли в носик и поставил ее на пол. Едва она обрела опору, дядя тут же подарил малышке небольшую фарфоровую куколку. Глаза девочки заблестели от восторга, ее маленькие пальчики погладили личико куклы, но Милли не решалась взять игрушку в руки.

– Не бойся, она не разобьется, это не простой фарфор, это мое новое изобретение. Смотри!

И он уронил куклу на пол. С наших губ сорвался приглушенный вскрик, но опасения оказались напрасны, куколка осталась цела, даже трещины не было.

– Удивительно. – Я не смогла сдержать своих чувств и подошла ближе, вместе с Милли внимательно осматривая куклу, пока девочка крутила ее в руках.

– Спасибо, она такая красивая, а ее волосы такие же золотистые, как и у Эммы, и глаза такого же цвета. Посмотри! – Падчерица подняла куклу высоко над головой, стараясь показать мне свой подарок.

– Ты права, милая, – согласилась я, глядя на счастливую улыбку девочки. Мне так хотелось обнять Милли, прижать к груди, поцеловать пухлые щечки, но я боялась напугать ее. Боялась, что она оттолкнет меня. Наше знакомство в памяти Милли было не самым радужным, она не понимала, что в парке я защищала ее, а не нападала на ее гувернера. Все это время девочка относилась ко мне настороженно, и я старалась общаться с ней сдержанно, без особых порывов. Милли надо привыкнуть ко мне. Понимая это, я и сейчас лишь улыбнулась девочке теплой улыбкой, не решаясь даже погладить ее по волосам.

– Я назову ее Эмми, и когда ты уедешь в академию, она останется со мной, – решила Милли, а я еле сдержала слезы, которыми наполнились мои глаза. Я никогда не думала, что эта малышка завоюет мое сердце, но я бы обманула, если бы не признала очевидного. Это чувство просто пришло ко мне. Без причин, без объяснений. Я не понимала, как это вышло, не могла вспомнить момент – когда, но я знала, что полюбила Милли. Она стала моей дочерью не на бумаге, а в сердце. Теперь разлука с ней меня пугала.

– Не переживай, Милли. Эмилия не будет жить в академии. Твой папа договорился с ректором, она будет посещать занятия днем, а после возвращаться домой, – утешил девочку дядя и улыбнулся мне. В его глазах я увидела понимание и поддержку. То, чего мне так не хватало с Нейтаном.

– Как папа ходит на работу? – уточнила Милли.

– Именно, – кивнул Адам и погладил девочку по волосам.

– Ты тоже будешь приходить поздно вечером? – хмуря свое милое личико, спросила малышка, обращаясь уже ко мне. Представив на миг Милли одну за пустым столом в окружении лишь слуг, я поддалась порыву и присела. Теперь наши лица были друг напротив друга.

– Нет, милая, я буду возвращаться после обеда, и мы будем вместе с тобой читать книжки и гулять в саду. А еще у меня будет два выходных в неделю. – Не знаю, кого я успокаивала: себя или падчерицу. Убедить себя было труднее, червячок сомнения грыз меня, а вот Милли улыбнулась, прижимая куклу к груди.

– Но я все равно назову куклу Эмми, ей уже понравилось новое имя, – ответила девочка, поправляя пышное платье куклы.

– Ваше сиятельство, ужин подан.

***

– Лорд Адам, я поражена вашим изобретением. Как вам удалось изобрести небьющийся фарфор? – Любопытство разбирало меня. После часа вежливой беседы я решилась спросить у деверя о том, что волновало меня с первых минут нашего ужина.

– Я почти год работал над этим проектом. Многие говорили, что я безумец и мне не удастся создать задуманное, но я знал, что в этом мире нет невозможного. И абсолютно любая идея реальна, просто мне придется приложить больше усилий для ее осуществления.

– Вы верите, что в мире нет нереальных вещей? – удивилась я, глядя на мужчину. Неужели он не шутит?

– Конечно! И вам как будущему артефактору предлагаю принять мои слова за аксиому или девиз жизни…

– Нет ничего невозможного, – несмело прошептала я, пробуя фразу на вкус. Удивительно, но радость от веры в эти слова окрыляла меня. Действительно, что может быть невозможным для артефактора?

– Вижу, ваши глаза уже заблестели, уверен, в академии вы станете одной из самых талантливых адепток.

Мои щеки зарумянились от комплимента, сама я не была уверена в этом, хоть отец и часто меня хвалил. Его слова я не воспринимала всерьез, ведь я его дитя. Наверняка он относится ко мне снисходительно и смотрит через призму отцовских чувств.

– Кхм… кажется, я что–то пропустил. – Входя в столовую, Нейтан окатил меня недовольным взглядом. Что я опять сделала не так? Опустив взгляд в тарелку, я принялась разрезать нежнейшее мясо на мелкие кусочки: аппетит пропал, легкая дружеская атмосфера была разрушена, все помещение наполнилось холодом.

– Конечно пропустил! – рассмеялся Адам. – Милли только что отвели наверх готовить ко сну, а я вот тебя уже два часа дожидаюсь.

– Мог предупредить вчера, что придешь в гости, – не без раздражения заметил Нейтан, закатывая рукава и присаживаясь за стол. Такое вопиющее нарушение всех правил приличия! Не понимаю, он не рад брату? К чему такое откровенное негодование? Я внимательно смотрела на мужчин. Их взоры встретились: Адам продолжал улыбаться, но по нему было понятно, что он принимал вызов. Нейтан же открыто усмехался и, казалось, мог заморозить своим холодным взглядом.

– Неожиданные события, которые не могут подождать до завтра, – серьезно ответил Адам, улыбки как и не бывало.

– И какие же? – лениво спросил Нейтан, продолжая разрезать еду в тарелке.

– Завтра к тебе в гости прибывает матушка, она хочет сделать сюрприз, думает, это замечательная идея. Я же, в отличие от нее, слишком хорошо тебя знаю, поэтому и предупреждаю. – Муж отбросил столовые приборы и со злостью посмотрел на брата, но тот и бровью не повел, продолжая сидеть на стуле, выжидающе глядя на Нейтана. – Нейт, я прошу тебя, будь с ней помягче, а если не сможешь, просто избегай. Судя по тому, как поздно ты возвращаешься домой, это не так и сложно. – Последнюю фразу деверь произнес с плохо прикрытым сарказмом.

– Не лезь в мою семью! – воскликнул муж.

– И не думал! – Адам приподнял руки вверх, словно сдаваясь. – Я был неимоверно рад познакомиться с вами, Эмилия. Моему брату наконец-то повезло с женой. Время позднее, я вынужден откланяться, но смею надеяться на приглашение к семейному ужину. – Галантно поцеловав мне руку, мужчина поднялся со своего места.

– Мы будем рады видеть вас в нашем доме, лорд Адам, – вежливо ответила я, даря приветливую улыбку.

– Держись, брат! – Хлопнув мужа по плечу, гость уже обходил стол, но, остановившись, дал совет напоследок: – И держи мисс Верон подальше от матери – она все еще ненавидит Арику.

Я невольно поежилась, представляя встречу двух женщин, деливших когда–то одного мужчину. Мисс Верон я опасалась, ее крутой нрав только усугубился после смерти. Хотя кого красила смерть? Я не знаю, какой была мисс Верон при жизни, но сейчас она не утруждала себя правилами этикета и говорила все, что думает. Единственным, при ком она старалась играть роль добропорядочной леди, был Нейтан. Если он уедет на работу, как я смогу выжить в обществе двух давних соперниц? Видимо, на моем лице отразились все мои переживания, потому что муж, сжав мою руку в своей, заверил:

– Не бойся, я не брошу тебя одну. Я никуда не уеду и возьму мать на себя. – Его рука, бережно державшая мою, дарила не только тепло, но и опору. Еще минуту назад я была расстроена поведением Нейтана, не понимала его отношения к брату, а сейчас его поддержка дарила мне надежду на взаимопонимание. Когда–нибудь мы сможем стать друзьями, когда–нибудь я пойму этого мужчину, который волей Императора и богиней судьбы был дарован мне в мужья.

Оглянувшись, я заметила, что Адам уже покинул нас, а муж заметно успокоился.

– Спасибо. – Улыбнувшись, я с сожалением взглянула, как Нейтан убрал свою руку.

– Ты мне действительно необходим, – от такой двусмысленной оговорки мои щеки окрасил яркий румянец, но стыдно мне не было, скорее, неловко. Взглянув в лицо мужа, я решила не исправляться, ведь его серые глаза стали теплее, а морщинка на переносице исчезла.

– Нейтан, ты не расскажешь, какие результаты дало преследование лорда Кассела? – Переводя разговор на другую тему, я отодвинула тарелку.

– Эмилия, к сожалению, не могу сказать, это тайна следствия, но тебе переживать не о чем. – Ответ мужа мне не понравился, но спорить я не решилась, видя, как он снова мрачнеет. Нейтан вернулся к трапезе. Глядя на его сосредоточенность, я поняла, что мыслями он где–то далеко и моя компания ему не нужна.

– Прошу простить меня. В связи с завтрашним приездом твоей матери мне необходимо дать распоряжения слугам. – Я уже намеревалась встать из–за стола, как заявление мужа заставило меня повременить с этим решением.

– Не забудь перенести свои вещи в мою спальню.

– Что? – Возможно, я ослышалась…

– Ты же не забыла, что мы счастливая супружеская пара, страстно желающая выполнить волю Императора и укрепить наш брак появлением ребенка? – не без сарказма ответил муж, напоминая о нашем договоре в парке.

– Я думала, твоя мать…

– Мечтает о наследнике рода! И, безусловно, прибудет сюда по просьбе Императора, чтобы удостовериться, все ли хорошо у нас.

Я и подумать не могла, что все обстоит именно так. Мало того, что у мужа не доволен приездом матери, так он еще считает, что она станет докладывать Императору о семейной жизни сына. Не может же быть моя свекровь настолько плохой… Или может? В любом случае рисковать не стоит.

– Завтра с утра я перенесу все свои вещи, – поднявшись наконец со стула, я уже сделала шаг от стола, когда Нейтан добавил:

– Лучше сегодня вечером, визит матери может быть крайне ранним. – Муж внимательно смотрел мне в лицо, ожидая моей реакции на сказанное.

– Хорошо. – Согласившись, я стремительно покинула столовую. Мысли, словно ураган, носились у меня в голове. Сегодня я буду спать в одной кровати с мужем, как и положено настоящей жене, но ведь я не настоящая жена. Память подбрасывала картины брачной ночи: руки мужа, его поцелуи, ласки… Мое сердце замерло от страха. Я запуталась, мое тело хотело этих ласк. Как бы я ни гнала эти воспоминания прочь, по ночам они возвращались ко мне, пробирались в мои сны. Я не должна желать Нейтана, это неправильно, мы договаривались об ином. Ему не нужна жена, и он не хочет детей! И я сама! Как же моя мечта? Учеба в академии? Прижавшись спиной к стене, я зажмурилась и несколько раз вдохнула и выдохнула. Сердце больше не выпрыгивало из груди. Сделав последний глубокий вдох, я открыла глаза. У лестницы в новых платьях стояли служанки Альва и Молли. Их волосы были заплетены в косы, а платья не уступали нарядам обычных работниц, лишь цвет кожи и красные зрачки глаз выдавали в них зомби.

– Ваше сиятельство. – Девушки присели и замерли в ожидании распоряжений, едва я подошла к ним.

– Перенесите мои вещи в покои его сиятельства и приготовьте к завтрашнему утру гостевые покои – мы ожидаем приезда графини Флеминг.

– Я прослежу. – От ледяного голоса мисс Верон за спиной мне стало неловко, но я, не подав виду, повернулась к женщине лицом.

– В этом нет необходимости, девушки справятся сами, а Марта проверит, это входит в круг ее обязанностей.

– Конечно, входит теперь, когда она отобрала их у меня. – Женщина даже не пыталась скрыть своего возмущения. Скрестив руки на груди, она, высоко подняв подбородок, повернула голову в сторону служанок, которые тут же опустили глаза в пол. Бедные девушки не знали, что им делать, а мисс Верон, скривив губы, кинула на зомби последний взгляд, полный презрения, и повернулась ко мне. Я же отводить взгляд была не намерена. Я графиня, хозяйка поместья, что бы ни думала эта полуумершая, ей придется считаться со мной.

– Мисс Верон, как вы уже слышали, завтра к нам в гости приедет графиня Флеминг. – Я сделала вид, что не заметила, как недовольно фыркнула женщина. – Я хотела просить вас проявить благоразумие и не дерзить ей. Я буду вам крайне благодарна за такую услугу. – Мою вежливость не оценили. Бывшая экономка, развернувшись на каблуках, решила прервать наш разговор.

– Благодарны? Мне нет дела до вашей благодарности! – зло выкрикивала женщина, уходя от меня.

– А до чего вам есть дело? – уже спрашивая, я понимала, что пожалею. Сильно.

Зайдя в бывшую лабораторию свекра, я поняла весь масштаб своей оплошности. Нирта, прошу тебя, помоги мне! Сдувая пыль с книг, я взяла блокнот мужчины.

– Ирвин почти закончил работу. Тебе останется совсем немного, – сказала мисс Верон, с нежностью смотря на стол бывшего главы рода. Ее лицо стало мягче, взгляд перестал быть колючим, и голубые глаза наполнились печалью и тоской. Я поняла, что передо мной глубоко одинокая женщина, а не злая фурия, которой я привыкла ее считать.

– Ты убеждена, что хочешь именно этого? – осторожно спросила я, уточняя ее просьбу.

– Да, – уверенный кивок, и женщина, словно скинув с себя воспоминания, тут же нацепила старую маску. – Ну так что, поможешь? – едко спросила она, подойдя к рабочему столу, где были разложены чертежи артефакта.

– Помогу, только мне надо прочесть все записи. Мне понадобится время.

– Я тебя не тороплю. Пока Камилла будет в поместье, я буду здесь, в его лаборатории. Она ее терпеть не может почти так же, как и меня. – Мисс Верон грустно усмехнулась. – Камилла всегда хотела быть в центре вселенной Ирвина и никогда не понимала его страсти к науке. Они были очень разными, но он любил ее, а она его и сейчас любит.

– А как же вы? – изумилась я. Как она может так спокойно говорить о таком?

– О, я была коротким увлечением, но, умерев, стала его музой. – Улыбаясь, она подошла к портрету моего свекра и погладила его изображение по щеке. Я присмотрелась к чертам мужчины. Нейтон был очень похож на него такие же тёмные волосы, то же очертание губ, а вот глаза… глаза были Адама. Гречишный мёд согретый тёплыми лучами солнца. И улыбка, она тоже была такой же как у Адама, Нейтон не умел так улыбаться или разучился. Я так мало знала о муже, о его семье, об этом странном призраке.

– Он захотел сделать невозможное и почти сделал это. – убрав пальцы от лица свекра, Арика кивнула в сторону дневников мага. Я же прижала блокнот к груди, принимая окончательное решение.

– Я закончу его работу. – Я была полна решимости. Если мисс Верон действительно хочет этого, помогу ей.

– Спасибо, – прошептала женщина и, закутавшись в плед, опустилась в глубокое кресло, в котором, вне всякого сомнения, любил сидеть отец Нейтана. Она вдыхала запах пледа, надеясь поймать аромат духов некогда любимого человека. Сейчас она выглядела хрупкой и нежной девушкой. Какая же она настоящая?

Взяв дневник с собой, я направилась в покои мужа, оставляя женщину наедине с ее прошлыми и портретом любимого мужчины на стене.

Описание книги «Муж в подарок, неприятности прилагаются»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.