29.01.2022

Муж в подарок, неприятности прилагаются

Глава 4

Я забралась в кресло с ногами, скинув туфли на пол. Мягкое кресло с широкими подлокотниками в глубине библиотеки стало моим убежищем в поместье мужа. Уже неделю я пряталась здесь ото всех, особенно от мисс Верон. Как только вспоминала о ней, аж холодный пот проступал.

Наивная, я боялась, что она зомби! Всего лишь зомби, что за скудная фантазия?

Мисс Арика Верон оказалась бывшей любовницей отца Нейтана. Ее убили неизвестные, и она, будучи женщиной с крутым нравом, отказалась уходить за грань неотомщенной.

Свекор был очень талантливым целителем и ради бывшей возлюбленной нашел древний ритуал первородных, и теперь меня третировал… а вот даже не знаю кто! Умерший дух в теле почти умершей магини, которая еще и возомнила себя хранительницей рода? Наверно, больше всего она походила на призрака, ведь зачастую растворялась в воздухе или фыркнув уходила прямо в стену. Хотя отличие всё же было – по своему желанию мисс Верон могла материализоваться. Как бы я не назвала её привидением, зомби или хранительницей рода её сути это не меняло. Леди Арика была страшна в гневе, а её недовольство не знало границ. Именно по этому я так полюбила это кресло. Оно словно рыцарь ограждало меня от реального мира, позволяя спрятаться в мир книг.

Иногда меня одолевал стыд, ведь я почти бросила подругу на поле боя с мисс Верон. Марте наверняка сейчас было не сладко. Ей приходилось отвоевывать свои обязательства у свергнутой экономки. Правда, надо отдать подруге должное, она совершенно не печалилась по поводу своей участи, заставляя мисс Верон злиться еще больше.

Марте, в отличие от меня, деваться некуда. Подумать только, еще пара месяцев – и я буду адепткой Академии Пяти Стихий! Несмотря на то что я мечтала учиться у Виктора Бернса, архимага и гениального артефактора, Академии Стихий тоже была рада, да и не в моем положении требовать что–либо. Граф Флеминг и так был добр ко мне.

– Я знала, что найду тебя здесь. – Шорох юбок нарушил покой комнаты. Вертя в руках конверт, Марта подходила ко мне. В ее карих глазах плескалось веселье: – Угадай, что у меня для тебя есть?

– Мар, не томи, покажи письмо. – Я даже не представляла, кто мог мне писать.

– Это то, что я думаю? – подняв бровь, уточнила подруга, передавая конверт.

– Странно, это от графа Варна. Зачем ему писать мне? – я была удивлена и озвучила свои мысли.

– Говорят, он был крайне опечален и, узнав о воле Императора, тут же отбыл со двора. Может, это любовное послание?

– Думаешь? – Я с сомнением смотрела на конверт, любуясь красивым почерком.

– Ну же, открывай! Нечего гадать, когда истина в руках! – Нетерпение Марты было неприятно, но, отложив письмо до тех пор, пока не останусь одна, я бы подтвердила предположение подруги. Более того, я бы показала благосклонность к графу.

Распечатав конверт, я открыла письмо и пробежала по нему глазами, а затем еще раз. С сильно бьющимся сердцем, нарушая все нормы этикета, я полетела в кабинет к Нейтану. Хоть бы он был там!

– Мне необходима твоя помощь! – Ворвавшись, словно вихрь, я быстрым шагом направилась к столу.

– Я к вашим услугам, моя дражайшая супруга. – Нейтан отложил письмо в сторону и с улыбкой посмотрел на меня. От этой улыбки мне стало не по себе. Все это время после брачной ночи я старательно избегала мужа, боясь оказаться в двусмысленной ситуации. Стараясь не обращать внимания на его улыбку, перешла к делу:

– Только что я получила письмо от графа Варна, мне необходимо срочно с ним связаться! Я предполагаю, что письмо не от него.

Нахмурив брови, Нейтан взялся за бумаги, что читал ранее, давая понять, что ему это не интересно.

– Тебе надо связаться – связывайся, не понимаю, к чему здесь я? – Теперь в голосе слышалось недовольство. Вот с ним всегда так: то резко вверх, то вниз, но отступать я была не намерена.

– Я понятия не имею, где он находится! Он только вернулся с островов, он может быть в своем поместье в Солнечном доле или в городском доме, или еще где–то…

Гневный голос мужа прервал мои размышления о том, где же можно найти Джерома:

– Эмилия, я не намерен искать твоего любовника! Решай эти вопросы без меня!

– Граф не мой любовник! И никогда им не был! – Что за идиотское предположение?! Моему возмущению небыло предела, размахивая письмом перед мужем, я попыталась достучаться до его разума:

– В этом письме некто просит отдать ему образец неизвестного ранее минерала. Если это не Джером, то камень попадет в чужие руки. Вдруг этот камень опасен, или кто–то раньше проведет исследования, лишив графа Варна возможности представить минерал как личное открытие?

– А может, граф просто хочет забрать у тебя образец? – с ехидной улыбкой спросил Нейтан, вновь отодвигая в сторону свое чтение.

Отбросив все эмоции в сторону, я старалась донести до мужа свои доводы, распалить в нем хотя бы профессиональный интерес.

– Послушай, я знаю почерк Джерома, знаю, что он всегда ставит свою подпись даже в самой короткой записке, и я уверена, что он отлично помнит, что выслал мне образец камня в поместье, а не подарил на балу во дворце, как сказано в письме.

– Хорошо. – Жестом граф указал мне на кресло возле стола. Присаживаясь в него, я старательно держала спину. – Эмилия, расскажи все по порядку. Откуда ты знаешь графа Варна? – На удивление спокойный выжидающий взгляд серых глаз успокоил меня и придал моему голосу уверенности:

– Граф Варн был одним из моих кандидатов в мужья. Он ученый, исследователь, очень интересный собеседник, мы с ним подружились и долгое время переписывались, поэтому я знаю его почерк и манеру изложения событий, а это письмо написал не он! – Еще раз махнув конвертом, я, затаив дыхание, ждала решения Нейтана.

– Позволишь? – Чуть приподнимаясь со стула, он потянулся за письмом от графа Варна. К моему удивлению, муж прочитал записку вслух:

– Дорогая графиня Флеминг, прошу вас вернуть мне тот камень, что я вам так опрометчиво отдал на балу в день вашей помолвки. Завтра за ним около полудня приедет мой помощник лорд Кассел, я буду крайне благодарен, если вы передадите образец ему. Граф Варн.

– Что за камень дал тебе граф? Ты говорила, что он еще не исследован.

– Этот минерал был найден на островах Нардии совсем недавно. К сожалению, нам не удалось обсудить его открытие, мне остается лишь предполагать его ценность.

– Ясно. Я узнаю, где граф сейчас, а пока камень лучше спрятать, у вас есть надежное место?

– Да, шкатулка из каменного дуба. Отец разработал к ней дополнительный замок, который невозможно открыть, не имея моей крови. – Как по мне, очень надежное место. Надеюсь.

– Отлично, значит, мы все решили. – Выпроваживая меня, граф достал какой–то огромный прозрачный минерал. Мне было жутко любопытно, что же это, но пришлось лишь проститься:

– Благодарю.

Уговорив себя, что позже я обязательно разузнаю у графа о камне, который, скорее всего, был каким–то артефактом, собралась уйти. Я уже положила руку на ручку двери, когда муж окликнул меня:

– Эмили! – Немного рассеянный вид графа развеселил меня, сейчас он не выглядел грозным некромантом, я улыбнулась ему, но, похоже, зря…– Да? – Видя, как муж вновь становится холодным и чужим, я надеялась подтолкнуть его к разговору.

– Никому не говори о письме и камне. – Нравоучительный тон, холодный взгляд и поджатые губы. Я еле выдавила из себя любезное:

– Конечно, и в мыслях не было.

Закрыв за собой дверь, я направилась в свою комнату. Я совсем не понимала мужчину, ставшего моим мужем. Общаться с ним – словно ходить по канату, балансируя на тонкой грани. Грустно вздохнув, подумала, что наладить наши отношения сможет лишь время. Как бы мне хотелось подружиться с ним: жить в ссорах или неприязни я совсем не желала.

***

Камень сияния – именно так называли древние изумруд. А минерал, что лежал у меня на ладони, действительно был похож на него. Чистый, прозрачный, но более насыщенный зеленый цвет и вкрапления желтого, нет, даже золотого. В надежде рассмотреть минерал лучше я понесла его к окну. Солнечный свет играл в камне, все вкрапления словно светились изнутри, переливались, я даже потеряла счет времени, рассматривая драгоценность.

Если изумруд усиливал дар предвидения и способствовал удаче и успеху в делах, то, возможно, и камень с островов Нардии имеет такие же свойства? Достав из своей шкатулки–лаборатории небольшую пробирку с зельем «Милость богов», я решилась провести небольшие исследования. Конечно, не имея полноценной лаборатории, я была ограничена в действиях, но кое–что все же могла. Затаив дыхание, я вылила на камень несколько капель зелья. К сожалению, мои предположения были неверны, самоцвет не вспыхнул, значит, никакой удачи он не несет. Дар предвидения можно было проверить только в новолуние, но оно будет лишь через пять дней – слишком поздно. Аккуратно положив камень на бархатное дно шкатулки, я уже почти смирилась с поражением, когда на задворках памяти вспыхнула мысль о древней легенде. Многие маги признавали лишь два магических свойства камня, но я помню, что читала легенду, в которой говорилось о пяти свойствах изумруда! Где же я ее читала? Роясь в книгах, пыталась вспомнить хоть что–то, что помогло бы найти искомое.

– О боги, Эм, что за бедлам ты устроила? – Поворачиваясь на голос Марты, я оценила бардак в комнате: на полу валялись книги, листы с записями. Весь стол был заставлен пробирками и колбами, на кровати лежали шкатулки разных видов и размеров – все их я вывалила, ища одну из каменного дуба.

– Мар, ты не помнишь древнюю легенду об изумруде? – Чтобы подруга быстрее поняла, что мне нужно, я начала рассказывать все обрывки той истории, какие могла вспомнить: – Как богиня в награду за смелость отдала герою камень, сияющий зеленым светом, а герой уронил его, и тот разбился на пять кусков.

– И каждый кусочек нес в себе одно из свойств изумруда, – подхватила рассказ Марта. – Предвидение, удачу, верность в браке, защиту от пороков и… не помню последнее.

– Надо найти эту легенду. Не помнишь, в какой книге мы ее читали? – Увидев, как подруга отрицательно покачала головой, я вернулась к не просмотренной стопке книг.

– Я помогу. – Марта присела на ковер возле огромной кипы фолиантов.

Молча мы перебирали книги не один час, спина ныла, пальцы уже не слушались, но мы не сдавались, периодически переглядываясь в хрупкой надежде, что хоть одна из нас что–то нашла. Мы пропустили ужин. Живот начал урчать. Прерывать поиски не хотелось, но умереть от голода я тоже не желала. Пришлось Марте идти за едой. Когда вскоре раздался шум шагов, мой бедный живот заурчал еще сильнее в предвкушении ужина.

– Мар, ставь все на пол и садись, – не отрываясь от книги, давала я указания подруге.

– Эмилия, что у тебя здесь происходит?

Поднимая голову, я уже знала, кто посетил мои покои. Было ужасно стыдно за беспорядок и за свое поведение: благовоспитанной девушке не пристало сидеть на полу, тем более есть там.

– Добрый вечер, я тут решила проверить несколько своих догадок насчет камня. – Быстро поднявшись на ноги, я чуть не упала назад, но Нейтан успел придержать меня за талию.

– И как успехи? – Теплое дыхание коснулось щеки. Я все еще ощущала его руку на талии, казалось, он и не думает ее убирать! Такая близость сбивала с толку. Еле совладав с собой, я осторожно выбралась из рук графа и позвала его к столу.

– Смотри, – доставая камень из шкатулки, я поднесла его к свету лампы, – этот минерал очень похож на изумруд, за исключением золотистых вкраплений. Я думаю, это какая–то разновидность берилла…

– Эмма, аккуратно положи камень и отойди. – Приказ мужа удивил меня, он никогда раньше так не говорил со мной.

Молча, не понимая, что происходит, я выполнила инструкцию мужа. Нейтан поспешно закрыл шкатулку, дополнительно окутав ее магическим коконом и выдохнув с облегчением, пояснил:

– Я уже видел такие вкрапления, это фосфор, уран и медь. Когда камень опускают в воду, он начинает выделять токсичный газ.

– Впервые слышу, чтобы камни могли выделять газ. – Вспомнив, как я использовала зелье на камне, я с замиранием сердца спросила:

– Как много необходимо воды, чтобы началась реакция?

– Все зависит от размера камня. Тот, который видел я, был размером с вишню, и ему хватило кубка.

Мой образец был размером с яйцо. С облегчением я присела на стул и спросила:

– Вы нашли графа Варна?

Услышать ответ я не успела, в комнату вошла Марта, неся поднос с едой. Живот опять жалобно заурчал, напоминая своей хозяйке о том, что было бы неплохо подкрепиться.

– Ваше сиятельство. – Марта присела, ловко держа поднос.

– Можете нас оставить. – Нейтан отпустил девушку, забирая поднос. Немного покрутившись с ним, он уверенно подошел к ковру, на котором я разбирала книги. Опустившись на него, граф позвал меня:

– Ты намерена умереть с голоду или все же присоединишься? – Открытая улыбка очень шла мужу, делала его взгляд теплее, а его самого – более человечным…

– Подай мне, пожалуйста, тарталетку с паштетом. – Усаживаясь рядом с графом, я уже взяла себе блюдце. – Благодарю.

– Вина?

– Не откажусь.

Никогда, даже в самых смелых фантазиях, я не могла представить, что мой муж будет сидеть на полу и кушать прямо с подноса! А тарталетки были просто замечательные, миссис Фросс потрудилась на славу! Казалось, граф добрел прямо на глазах: если при появлении в моих покоях он был невозмутимым и отстраненным, то сейчас выглядел уже более расслабленным. Мама оказалась права – сытый муж гораздо добрее голодного.

После того как Нейтан доел тарталетки, я все же решилась спросить:

– Расскажи мне, что ты узнал о письме?

– Граф Варн тебе не писал и был крайне удивлен таким поворотом событий. Он не думал, что кто–то в курсе его подарка. Сейчас он со своей помощницей как раз изучает камень. Их лаборатория засекречена, и единственный доступ к минералу – это ты!

Забрать образец у меня проще, чем ограбить лабораторию, да еще и секретную. Но откуда они узнали, где искать?

– Он говорил, кому известно, что у меня есть образец?

– Да, всего три человека: он сам, его помощница и слуга, отправивший камень.

– С моей стороны: слуги родового поместья, родители и Марта. Очень много людей, вряд ли найдем того, кто проговорился.

– Нам это и не нужно. Посыльный, который завтра заберет камень, сам приведет нас к заказчику. – Решение графа было простым, но самым удачным!

– Ты намерен отдать образец? – Сказать, что я была удивлена, – не сказать ничего. Он хоть понимает, насколько ценен этот минерал?

– Нет, я думаю отдать иллюзию, – поспешив успокоить меня, заверил граф.

– Но при первой же попытке поработать с камнем иллюзия растает. – Отметая такой вариант, я гадала, что же можно придумать…

– Они могут подумать, что посыльный их обманул, или камень настолько хрупкий, – уверенно настаивал Нейт. Видно сразу – он совершенно не разбирается в камнях.

– Если они знают об образце со слов предателя, то, скорее всего, он рассказал им лишь о размере и цвете камня. Сомневаюсь, что они говорили о чистоте или прозрачности минерала…– Вот оно! Поднявшись с ковра, я поспешила к кровати.

– И что это нам дает? – произнес Нейт, стоя рядом. Я совершенно не слышала, как он подошел, увлеченная своей задумкой.

– Мы можем отдать им минерал размером с яйцо, зеленого цвета и с золотистыми прожилками! – Переворачивая все на кровати, я вываливала содержимое всех шкатулок, пока не нашла камень.

– Вот! – Издав радостный вопль, резко развернувшись, я чуть не стукнулась лбом с Нейтаном. Сделав шаг в сторону, подняла руку, показывая камень: – Хромдиопсид!

– Что? – не понимая, что я тычу ему в лицо, спросил Нейт.

– Хромдиопсид. – Повторив еще раз название, я начала рассказывать об этом минерале: – Его часто путают с изумрудом, вообще, он не сильно распространен у нас, работают с ним лишь самые искусные мастера, и то только в Орливии. – Так как северная столица находилась довольно далеко от Вальбруга, шанс того, что обман раскроется, был невелик.

– Думаешь, не заметят подмену? – Взяв камень с моей ладони, граф крутил его со всех сторон, даже к лампе поднес. Интересно, что он мог там увидеть? Даже опытный ювелир без должного оборудования не сможет определить, что это: хромдиопсид или изумруд.

– Во всяком случае, не сразу, и вряд ли они подумают, что я их обманула. Скорее, решат, что либо граф Варн специально его подарил, либо на островах залежи именно этого камня!

– Неплохая идея. – Граф вернул мне камень. – Она мне определенно нравится! Признаться, я думал, твое стремление стать артефактором – лишь женская любовь к драгоценностям, но теперь вижу, что ошибался.

Его откровения обидели меня, его не спасло даже косвенное извинение! Лучше бы он молчал. Ссориться не хотелось поэтому, выдавив из себя подобие улыбки, я поспешила проститься с мужем:

– Время уже позднее, мне необходимо подготовить камень, а тебе лучше спрятать образец у себя.

– Не злись, Эмма. – Граф шагнул ко мне, забирая шкатулку. Легкий поцелуй в щеку стал неожиданностью, и лишь благодаря усталости я не отпрыгнула от мужа.

– Спокойной ночи, – прошептал граф.

Оставив меня в растрепанных чувствах, Нейтан покинул мои покои. Оглядевшись по сторонам, я позвала Альву, прикоснувшись к камню вызова. Не знаю почему, но из всех девушек–зомби больше всего симпатизировала я именно ей. Тонкая, как тростинка, немного неуклюжая, она вызывала во мне желание помочь. Но что я могла для нее сделать?

Пока Альва убирала все шкатулки на кровати, я аккуратно складывала пробирки с зельем. Завтра мне придется заново разбирать и шкатулки. Я привыкла все складывать в своем особом порядке, группируя и сортируя вещи. Даже Марта не знала, какими доводами я руководствуюсь, а что говорить об Альве?

Как только с уборкой было покончено и я очутилась в кровати, сон одолел меня, едва голова коснулась подушки.

Описание книги «Муж в подарок, неприятности прилагаются»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.